Новости и события

В честь празднования 27-летия медицинского факультета 26 апреля 2018 года состоялась ежегодная внутрифакультетская интеллектуальная игра «Эрудит». Игра проходила в 2 раунда, в финал вышли 2 команды по сумме баллов. Тематика заданий в этом году была посвящена советским мультфильмам, географии, классической литературе, истории Японии и Индии, выдающимся спортсменам РФ.

В этом году приняло участие 5 команд с разных курсов факультета.

 

Название и состав команд:

  1. «Дофамин- эндорфин- серотонин» (ДЭС)

Руководитель: врач Маракуца А.Л.

  • Яворский Владислав
  • Рассолова Алина- капитан команды
  • Сырбу Татьяна
  • Грабовар Михаил
  • Каракаш Даниил
  1. «Тривиум»

Руководитель: врач Бега С.Ю.

  • Миткова Кристина
  • Бескупская Инга
  • Кожухарь Юлия
  • Чубак Андрей
  • Бега Екатерина- капитан команды
  1. «Ромашка»

Руководитель: Панасюк М.

  • Брославская Жанна
  • Махлин Александр
  • Гудилина Татьяна
  • Ефимова Анна- капитан команды
  1. «Ударники»

Руководитель: врач Гайдей С.С.- капитан команды

  • Перстнева Мария
  • Слав Инна
  • Щерба Юлия
  • Кишко Сергей
  • Мельниченко Сергей
  1. «ДЭПиС»

Руководитель: Цушко Р.В.

  • Кучинский Ян- капитан команды
  • Симанов Андрей
  • Люленова Инна
  • Топал Мария

Судьи:

Зам. декана ОВР- Н.Н.Ячикова

Зам. декана УВР- А.В.Васильчук

Секретари:

Студенты 1 курса: Удовиченко Алина и Цукан Валерия

Ведущие игры и организаторы:

Фомин Михаил- студент 4 курса

Бену Евгения- студентка 3 курса

Ковлюк Анна- студентка 3 курса

Фотограф:

Чабан Павел- студент 3 курса

ПРИЗОВЫЕ МЕСТА:

1 МЕСТО- «УДАРНИКИ»- СУММА БАЛЛОВ 19

2 МЕСТО- «ДЭПиС» - СУММА БАЛЛОВ 17

3 МЕСТО- «РОМАШКА»- СУММА БАЛЛОВ 8

НОМИНАЦИЯ:

«Самый активный игрок»-Симанов Андрей

Призеры и участники награждаются почетными грамотами и подарками.

Всем спасибо за участие!!!

В.Н. Левина

ЛИЧНОСТНЫЕ КАЧЕСТВА ВРАЧА В СОТРУДНИЧЕСТВЕ С ПАЦИЕНТОМ

Ижевск • ИГМА • 2016


ВВЕДЕНИЕ. 


ЛИЧНОСТНЫЕ КАЧЕСТВА ВРАЧА В ДЕОНТОЛОГИЧЕСКОЙ

И БИОЭТИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ МЕДИЦИНСКОЙ ЭТИКИ

Пособие посвящено анализу личностных качеств врача, необходимых для формирования такой компетенции специалиста как «способность и готовность реализовать этические и деонтологические принципы в профессиональной деятельности».

Анализ личностных качеств врача, рассмотренных в пособии, опирается на достижения и подходы как деонтологической, так и биоэтической модели медицинской этики, которые в синтезе представляют наиболее целостный, опирающийся на лучшие традиции врачевания, подход к критериям этичности деятельности врача.

Деонтологическая модель медицинской этики ценна тем, что ори-ентирует врачей на исполнение профессионального долга не только путём выполнения стандартных диагностических и лечебных процедур, но и через проявление сострадания, уважения к чувствам больного, понимание его затруднений, создание уверенности в положительном исходе лечения. Особенность деонтологической модели медицинской этики в период её расцвета в советской медицине состояла в патерналистском, авторитарном отношении врача к пациенту.

Биоэтическая модель медицинской этики ценна тем, что даёт пациентам возможность быть хорошо информированными относительно диагноза, предлагаемых методов лечения, перспектив, а также даёт возможность реализовать пациенту свой выбор согласиться или отказаться от мер, предлагаемых врачом, ориентируясь на полученную информацию.

Задачи освоения биоэтической модели российскими врачами, начиная с середины 90х годов, отодвинули на второй план деонтологические принципы, казавшиеся само собой разумеющимися. Однако современный пациент, наделённый правом быть информированным и выбирать, страдает, испытывает тревогу, неуверенность, страх, как и во все времена, поэто-му нуждается в сочувствии, моральной поддержке и понимании.

Сохранение достижений деонтологической модели медицинской этики наряду с соблюдением принципов биоэтики возможно осуществить через сотрудничество врача и пациента, которое со стороны врача включает не только информирование и признание права выбо-ра пациента, но и его поддержку, понимание его проблем, уважение

к                    его личности, сострадание. Этичное отношение к пациенту является неотъемлемой стороной профессионализма врача, что требует облада-ния особыми личностными качествами.

В                   каждом из четырёх разделов пособия излагаются не только основ-ные теоретические положения рассматриваемой темы, но также пред-ставлены выдержки из произведений известных врачей по пробле-мам клинической медицины. Врачи, посвятившие десятилетия своей профессиональной жизни служению больным, накопили бесценный опыт общения с пациентами в процессе лечебного взаимодействия. Их опыт содержит проверенные знания того, какими качествами лич-ности должен обладать врач, чтобы больной ему доверял и был готов сотрудничать, как снять эмоциональное напряжение и страх пациен-та, чтобы мобилизовать его волю и внутренние силы на преодоление болезни, как свести к минимуму риск лечения и врачебные ошибки. Опытные врачи также знают, какие качества личности мешают вра-чу быть хорошим специалистом, правильно выстраивать отношения с пациентом, провоцируют опасные для пациентов дефекты врачеб-ной практики. Выдержки из книг известных врачей несут на себе пе-чать индивидуальности этих выдающихся людей и профессионалов высочайшего уровня. Большинство приведённых авторов не толь-ко врачи, но и педагоги, которые передавали свой богатейший опыт и глубокие познания студентам и молодым врачам.

В                   содержании пособия большое место уделяется опыту и размыш-лениям российских врачей, которые относятся к разным этапам и мо-делям становления медицинской этики. М. Я. Мудров является пред-ставителем классической «гиппократовой» этики, которую он при-вивал на почву российского медицинского образования. В. В. Вереса-ев – земский врач и знаменитый русский писатель, будучи воспитан в традициях «гиппократовой» этики, выстрадал те проблемы, которые позже стала решать советская медицинская деонтология, и предвос-хитил важнейшие проблемы современной биоэтики за столетие до её распространения в России. П. П. Гааз и В. Ф. Войно-Ясенецкий являют собой ту традицию милосердия , которая взращена христианскими ценностями и в которой служение больным сливается со служением Богу. В. А. Бушмелев, Е. А. Вагнер, С. Я. Долецкий, И. А. Кассирский, Л. А. Лещинский передали в своих произведениях бесценный опыт советской медицинской деонтологии. В то же время С. Я. Долецкий был одним из немногих российских врачей, который первым в нашей стране в начале 90 х годов попытался осмыслить ценности биоэтики. А. Н. Орлов и И. А. Шамов представляют в своих книгах синтез деон-тологической и биоэтической модели медицинской этики. Особо сле-дует отметить вклад в деонтологическое образование медиков Удмур-тии профессоров Ижевской медицинской академии. По книгам и вы-ступлениям Л. А. Лещинского осваивало медицинскую деонтологию не одно поколение врачей и медицинских сестёр. Деонтологический опыт, который В. А. Бушмелев непосредственно передавал своим уче-никам, теперь отражен в книге, доступной для изучения.

Врач как профессионал должен обладать определёнными личност-ными качествами, без которых невозможно успешное выполнение профессиональных обязанностей.

Качество это устойчивая характеристика целого, выражающая-ся в способности к осуществлению определённой функции и проявля-ющаяся в процессе осуществления этой функции.

Качество личности это устойчивая характеристика личности, выражающаяся в способности к выполнению определённой социаль-ной функции и проявляющаяся в социальной деятельности и общении.

Качество личности врача это профессионально значимая для осуществления целей врачебной деятельности устойчивая характери-стика личности врача, проявляющаяся в процессе лечебного взаимо-действия и сотрудничества с пациентом.

Положительные качества личности врача это устойчивые характеристики личности врача, выражающиеся в способности пра-вильно осуществлять лечебное взаимодействие и сотрудничество

с                    пациентами, необходимые для успешного выполнения целей вра-чебной деятельности.

Негативные качества личности врача это устойчивые характе-

ристики личности врача, выражающиеся в неспособности правильно осуществлять лечебное взаимодействие и сотрудничество с пациен-тами, препятствующие успешному выполнению целей врачебной де-ятельности.

Цель лечебного взаимодействия и сотрудничества с пациента-ми – оказать качественную, эффективную и безопасную медицин-скую помощь.

Личностные качества врача имеют волевой, интеллектуальный и эмоциональный аспекты, которые в совокупности позволяют реа-лизовать этический компонент врачебного профессионализма. В во-левых качествах интеллектуальный и эмоциональный аспект присут-ствуют на втором плане. В интеллектуальных качествах волевой аспект присутствует на втором плане, а эмоционально-нравственный – на пе-риферии. В эмоционально-нравственных качествах волевой аспект на втором плане, а интеллектуальный аспект на периферии.


Раздел 1. ВОЛЕВЫЕ КАЧЕСТВА ВРАЧА

Волевые качества врача обеспечивают выполнение требований, норм, стандартов, которые предусмотрены в медицине, чтобы помощь пациенту осуществлялась с максимальной пользой для него и с мини-мальным вредом. Волевая составляющая всех групп личностных ка-честв имеет особую важность, поскольку воля необходима для реали-зации в профессиональной деятельности как интеллектуальных, так

и                    эмоциональных качеств. От присутствия волевого аспекта зависит возможность достигать целей, осуществлять намерения, добиваться успеха. При отсутствии или неразвитости волевых качеств добрые на-мерения не могут быть реализованы, цели недостижимы, а деятель-ность безуспешна.

Позитивные волевые качества врача

Аккуратность – точность и мера в соблюдении правил, стандар-тов и алгоритмов врачебной деятельности.

Дисциплинированность своевременное и точное выполнение стандартов и нормативов, которые представляют собой выработан-ный коллективным опытом медицинского сообщества, оптимальный для пользы пациента, алгоритм врачебной деятельности.

Пунктуальность выполнение профессиональных обязанностей врача в точно обозначенный наиболее благоприятный для успешной помощи интервал времени.

Рачительность заботливость и бережливость в отношении того, что входит в сферу профессиональных обязанностей врача.

Решительность способность мобилизовать свои силы и умение для успешного выполнения необходимых профессиональных действий по ока-занию помощи пациенту в критических и нестандартных ситуациях.

Самообладание –способность контролировать своё эмоциональ-ное и физическое состояние таким образом , чтобы негативные чув-ства и состояния врача не мешали оказанию успешной помощи паци-ентам в критических и стрессовых ситуациях, в том числе, угрожаю-щих здоровью и жизни самого врача.

Трудолюбие –постоянные усилия врача, направленные на добросо-вестное и успешное выполнение своих обязанностей ради помощи па-циентам, являющиеся для него нормой профессиональной деятельно-сти и условием самореализации в профессии.

Терпение внутреннее преодоление трудностей, препятствий, тя-гостных душевных состояний, возникающих во врачебной деятель-ности, побуждающее выполнять свои профессиональные обязанности вопреки неблагоприятным обстоятельствам.

Усердие старание выполнять свои профессиональные обязанно-сти наилучшим образом ради блага пациентов.

Упорство способность продолжать свою врачебную деятель-ность вопреки препятствиям и неудачам, не отступать и не сдаваться перед лицом трудностей вплоть до достижения успеха в выполнении своих профессиональных обязанностей.

Целеустремлённость мобилизация всех своих возможностей

и                    внутренних сил, преобразование внешних условий и преодоление возникающих во врачебной деятельности трудностей для достижения поставленной цели.

Негативные волевые качества личности, которые препятствуют успешному выполнению профессиональных обязанностей

Безалаберность невозможность достичь целей профессиональ-ной деятельности из-за неорганизованности, путаницы, нерациональ-ной последовательности действий.

Лень расслабленное безвольное состояние, парализующее им-пульсы к деятельности и достижению целей.

Небрежность–                           неаккуратность, пренебрежение  правилами стандартами выполнения п профессиональной деятельности, из-за чего возникают ошибки, приводящие к неудачам и угрожающие бла-гополучию пациентов.

Халатность недисциплинированность, небрежность, забывчи-вость, которые ведут к просчётам, ошибкам, неправильному выполне-нию профессиональных действий и неудачам в работе и причинению вреда пациентам.

Аккуратность как профессиональное качество медицинского работника.

Аккуратность при соблюдении гигиенических норм. Медики имеют дело с инфекцией. Чтобы избежать распространения инфекции существуют специальные правила –стандарты, соблюдение которых требует от медицинских работников величайшей аккуратности. Стан-дарты описывают как медицинскому персоналу следует обрабатывать руки, использовать защитную одежду, соблюдать безопасность при обращении с острым инструментарием, как ухаживать за пациентами при проведении инвазивных манипуляций, каковы принципы асеп-тики, стерилизации и дезинфекции, дают рекомендации для создания безопасной среды в медицинском учреждении, препятствующей рас-пространению внутрибольничной инфекции.

Аккуратность и точность при выполнении инвазивных процедур.

Инвазивные процедуры сопряжены с нарушением целостности тка-ней, органов, они в большей или меньшей мере являются травмирую-щими, причиняющими боль. («Инвазивный» от латинского invasio – внедрение, вторжение, проникновение внутрь). Важно, чтобы инва-зивная процедура стала исцеляющей, а не калечащей и, тем более, не убивающей. Прямой вред пациенту может быть причинён, если бу-дет перепутано лекарство для инъекции или инъекция неправильно будет сделана, если при переливании введут не ту группу крови, кото-рая необходима пациенту или кровь окажется инфицированной, если при проведении инструментальных манипуляций врач не учтёт ана-томические особенности органа и травмирует его, если манипуляции врача окажутся неточными и неаккуратными, если во время по-лостных операций в операционной ране будет оставлено инородное тело. Это только некоторые из вариантов причинения вреда пациен-ту по оплошности, халатности, неаккуратности при проведении инва-зивных процедур.

Аккуратность, точность, полнота записей при заполнении меди-цинской документации. Неточность или ошибки при оформлении назначений, выписке лекарств приведут к тому, что пациент будет при-нимать неправильную дозу лекарственного средства или не то лекар-ство, которое необходимо для лечения, что чревато причинением пря-мого вреда здоровью. В истории болезни достоверно, в точной хронологической последовательности должны быть изложены все сведения об исследованиях, манипуляциях и назначениях, которые проводи-лись при диагностике и лечении пациента. Записи должны быть раз-борчивыми и аккуратными. В том случае, когда работа врача стано-вится предметом служебного или судебного разбирательства, история болезни становится главным документом, свидетельствующим о пра-вомерности или неправомерности проведённых врачом диагностиче-ских и лечебных мероприятий. Административные инстанции или суд при принятии решения полагают, что весь лечебный процесс от-ражён в истории болезни пациента.

Дисциплинированность и пунктуальность как профессиональ-ные качество медицинского работника.

Точное выполнение рекомендованных стандартами методов и ма-нипуляций – профессиональная обязанность врача. Медицинский ра-ботник при оказании помощи пациентам обязан соблюдать правила и стандарты, которые были проверены опытом поколений врачей, под-тверждены в биомедицинских экспериментах и утверждены к исполне-нию официальными инстанциями здравоохранения. Выполнение стан-дартов рассматривается как мера, которая позволяет защитить паци-ентов от причинения вреда медицинскими работниками. Врачам, каж-дый из которых не может самостоятельно пройти весь путь медицины, стандарты дают алгоритмы проверенных, оптимальных на данной ста-дии развития медицины, действий. Соблюдение стандартов предпола-гает использование врачом официально признанных медицинским сообществом методов и манипуляций, для чего необходимо строго учи-тывать и временные параметры их выполнения. Те или иные действия, предписываемые для помощи пациенту, должны проводиться не ра-нее и не позднее точно предусмотренного интервала времени, чтобы от них была польза. Нарушение временных параметров может сделать манипуляции либо бесполезными, либо вредными для больного.

Пунктуальность врача в общении с пациентами. Врач, который на-чинает приём в точно назначенное время, закладывает в самом нача-ле лечебного взаимодействия позитивный настрой пациента. Врач, ко-торый опаздывает на приём или пьёт чай с коллегами, когда его ждут больные, провоцирует раздражение, нервозность и обеспокоенность пациентов, формирует о себе неблагоприятное впечатление как о ра-ботнике недисциплинированном и безответственном, что подразуме-вает сомнение в его профессиональных качествах и некоторую сте-пень недоверия пациентов.

Решительность и самообладание как профессиональное каче-ство медицинских работников.

Решительность и самообладание в нестандартных ситуациях. Стандарты, рекомендуемые врачам к исполнению, дают алгоритмы действий, которые следует соблюдать в разных ситуациях для разных больных. Искусство врача проявляется в том, что он находит спосо-бы применить заложенные в стандартах лечения знания к разным па-циентам, учитывая их индивидуальную неповторимость и сложность случая. Неординарный, необычный случай течения заболевания, слож-ность диагностики, индивидуальные особенности пациента, которого нельзя лечить также как десятки и сотни других больных, могут быть источником психологического напряжения и стресса для врача, кото-рый привык к стандартным, повторяющимся способам применения ре-комендуемых методов. В подобной ситуации врачу необходимо само-обладание, чтобы мобилизовать внутренние ресурсы памяти, мышле-ния, интуиции, находчивости, которые позволят найти оригинальное решение клинической проблемы, и обрести решимость применить его для помощи пациенту.

Самообладание и решительность врача в ситуациях, опасных для жизни, здоровья и благополучия людей. Врачи оказывают помощь раненым в условиях военного времени, жертвам терактов, природных и техногенных катастроф, в очагах эпидемий, больным, поражён-ным новыми, неизвестными науке возбудителями инфекций. Условия, в которых работают медицинские работники могут представ-лять угрозу их собственной жизни. Им необходимы самообладание, решительность, способность преодолеть страх, сохраняя холодный ум и способность правильно действовать, чтобы оказать помощь как можно большему числу травмированных и заболевших людей.

Терпение, усердие, упорство, целеустремлённость как профессиональные качества медицинского работника.

Терпение и усердие необходимо при выполнении рутинной работы. В медицине много повседневной, кажущейся однообразной ра-боты. Рутинной работой может показаться выполнение привычных, повторяющихся манипуляций, лечение больных со стандартными жалобами или оформление медицинских документов. Неточное и недобросовестное выполнение рутинной работы может привести к нарушению правильного алгоритма лечения и ухудшению состо-яния пациента вследствие этого, к нарушению гигиенических норм и инфицированию пациента или распространению внутрибольнич-ной инфекции, к неправильной выписке назначений и ошибкам в ве-дении медицинской документации, что чревато не только причине-нием вреда пациентам, но и взысканиями, предъявленными врачу, допустившему нарушения.

Терпение, усердие, упорство и целеустремлённость необходимы при решении трудной творческой задачи. Таковой может быть нахождение правильной тактики лечения пациента, у которого не на-ступает улучшение или ведение пациента с длительными сроками лечения. Таковой задачей может быть научная работа, предполагаю-щая длительную подготовку или длительное наблюдение. Таковыми являются постоянное самообразование, накопление опыта, освоение новых диагностических и лечебных методов. Врачи, не обладающие необходимыми волевыми качествами, не доводят работу до конца или делают её некачественно, что делает их усилия бесполезными как для пациентов, так и для собственного профессионального роста и продвижения.

ОПЫТ И МНЕНИЕ ВРАЧЕЙ

Задание . Прочитав рассказанный Викентием Викентиевичем Вересаевым случай из начала его врачебной карьеры, поразмышляйте о том, чем грозят пациентам неумелые, неточные инвазивные манипуляции врача.

Доктор Вересаев описывал случай из того периода жизни, когда он был начинающим врачом и ему впервые требовалось провести операцию инту-бации. «Операция эта достигает удивительных результатов, проста и безбо-лезненна, но… но лишь в том случае, если производится опытной рукой. Ну-жен большой навык, чтоб легко и без зацепки ввести трубочку в больную гортань кричащего и испуганного ребенка.

В                   дифтеритном отделении я работал под руководством товарища по фа-милии Стратонов. Я не один десяток раз присутствовал при том, как он де-лал интубацию, не один десяток раз сам проделывал ее на фантоме и на тру-пе. Наконец Стратонов предоставил мне сделать операцию на живом ре-бенке. Это был мальчуган лет трех, с пухлыми щеками и славными сини-ми глазенками. Он дышал тяжело и хрипло, порывисто метаясь по посте-ли, с бледно-синеватым лицом, с вытягивающимися межреберьями. Его пе-ренесли в операционную, положили на кушетку и забинтовали руки. Стра-тонов вставил ему в рот расширитель; сестра милосердия держала мальчи-ку голову. Я стал вводить инструмент. Маленькая, мягкая гортань ребенка билась и прыгала под моим пальцем, и я никак не мог в ней ориентировать-ся. Наконец мне показалось, что я нащупал вход в гортань; я начал вводить трубку, но она уперлась концом во что-то и не шла дальше. Я надавил силь-нее, но трубка не шла.

– Да не нажимайте, силою вы тут ничего не сделаете, – заметил Стратонов. – Поднимайте рукоятку кверху и вводите совершенно без всякого насилия.

Я вытащил интубатор и стал вводить его снова; долго тыкал я концом трубки в гортань; наконец трубка вошла, и я извлек проводник. Ребенок, за-дыхающийся, измученный, тотчас же выплюнул трубку вместе с кровавою слюною.

– Вы в пищевод трубку ввели, а не в гортань, – сказал Стратонов. – На-щупайте предварительно надгортанник и сильно отдавите его вперед, фик-сируйте его таким образом и вводите трубку во время вдоха. Главное же – никакого насилия!

Красный и потный, я передохнул и снова приступил к операции, стараясь не смотреть на выпученные, страдающие глаза ребенка. Гортань его опух-ла, и теперь было еще труднее ориентироваться. Конец трубки все упирался во что-то, и я никак не мог побороть себя, чтоб не попытаться преодолеть препятствия силою.

– Нет, не могу! – наконец объявил я, нахмурившись, и вынул проводник. Стратонов взял интубатор и быстро ввел его в рот ребенка; мальчик забил-ся, вытаращил глаза, дыхание его на секунду остановилось; Стратонов нажал винтик и ловко вытащил проводник. Послышался характерный дующий шум

дыхания через трубку: ребенок закашлял, стараясь выхаркнуть трубку.

– Нет, разбойник, не выкашляешь! – усмехнулся Стратонов, трепля его

по щеке.

Через пять минут мальчик спокойно спал, дыша ровно и свободно. Началось тяжелое время. Научиться интубировать было необходимо;

между тем все указания и объяснения нисколько мне не помогали, а мои предшествовавшие упражнения на фантоме и трупе оказывались очень мало приложимыми. Только недели через полторы мне в первый раз удалось, на-конец, ввести трубку в гортань. Но еще долго и после этого, приступая к ин-тубации, я далеко не был уверен, удастся ли она мне. Иногда случалось, что, истерзав ребенка и истерзавшись сам, я должен был посылать за ассистен-том, который и вставлял трубку» (Вересаев, В.В. Записки врача // Повести и рассказы.– Кишинёв, 1982. – Режим доступа:/Royallib.ru, Ч VI, С. 29–30).

Задание. На основании воспоминаний профессора И. А. Кассирского на-зовите те волевые качества, которыми обладал Валентин Феликсович Вой-но – Ясенецкий (архиепископ Лука).

«Войно-Ясенецкому было свойственно внутреннее спокойствие. Его никогда не видели в гневе, вспылившим или просто раздражённым. Голос – негромкий, глуховатый, он никогда его не повышал. Его многое возмущало, но он никогда не выходил из себя. Своё негодование выражал спокойным го-лосом. Не видели его и по-настоящему весёлым, хотя он нередко улыбался и даже смеялся…

Он работал без устали – днём и ночью. А кроме того, как и в земстве, поми-мо практической работы, занимался научной. Он никогда не отдыхал – всег-да чем-то был занят. Даже по дороге к больному, сидя рядом с кучером в пле-тёной двуколке, заучивал французские слова и фразы, повторял их вслух; та-ким же способом он изучил и английский язык (немецким владел хорошо). Периодически, как рассказывали дети Валентина Феликсовича, у него появля-лось такое сильное переутомление, что он не мог ни писать, ни читать. В этих случаях переключался на переплётное дело. Все книги в его библиотеке были переплетены его руками, с большим вкусом и изяществом».

«О его искусстве хирурга ходили легенды. Я видел его у операционного стола. Он оперировал без какой-либо нервозности. Чувствовался спокойный, ровный ритм работы. Его пальцы нежно и в то же время властно управляли движением скальпеля в живой ткани. Один музыкальный критик об испол-нении В. В. Софроницким Шопена как-то сказал: «Ни пылинки!» Это мож-но было бы сказать и об исполнительском искусстве хирурга В. Ф. Войно-Ясенецкого.

Нас, коллег, поражал широкий диапазон его оперативного умения. Он не терялся ни перед какой новой и случайной операцией, умел сразу нахо-дить творческое решение по ходу операции. Ему, конечно, очень помогало абсолютно безошибочное стереоскопическое представление любой области тела, куда вторгался скальпель. Самую сложную операцию он вёл, казалось, без всякого напряжения. В полной тишине, спокойно, время от времени он предупреждал ассистента: «Сейчас, под этой фасцией сосуд (следует назва-ние) зажмите…». Это его в результате блестящего знания анатомии заранее сказанное «зажмите» помогало делать операции почти бескровными…

Войно-Ясенецкий был очень требователен и к себе, и к своим сотрудни-кам в каждом деле. «Работа должна выглядеть, как бриллиант» – говорил он, – «куда его ни повернёшь, он блестит».

Хорошую работу он считал явлением нормальным, не заслуживаю-щим похвалы, поэтому практически никогда никого не хвалил, но ошибки не прощал.

Однажды во время дежурства молодого хирурга Б. А. Сокольникова в больницу доставили человека с закрытой травмой живота. Врач решил не беспокоить Войно-Ясенецкого, самостоятельно поставил диагноз – раз-рыв селезёнки – и произвёл операцию. После операции в глубине раны бес-прерывно кровоточило… Валентин Феликсович спросил о причине крово-течения. Стекольников ответил, что, как известно, в этом отделе забрюшин-ного пространства имеется венозное сплетение, которое, по-видимому, было задето во время травмы. Тогда Валентин Феликсович сказал: «Вы во время операции поранили поджелудочную железу, и, если подобное ещё раз повто-рится, и вы допустите такого рода ошибку, я лишу вас права дежурства от-ветственного хирурга… Такие уроки запоминаются на всю жизнь. Валентин Феликсович поступил сурово, но совершенно справедливо, требуя от врачей постоянного углублённого анализа как собственных действий, так и состоя-ния больного» (Кассирский, И. А. Воспоминания о профессоре В. Ф. Войно-Ясенецком // Наука и жизнь. – 1989. – № 5. – С. 76–89).

Задание. Каково по мнению Станислава Яковлевича Долецкого значе-ние таких личностных качеств как усердие, трудолюбие, дисциплинирован-ность, умение добросовестно выполнять рутинную работу в профессио-нальной подготовке будущего врача?

«Многолетний опыт показывает, что из числа «двоечников» и «троечни-ков» нередко вырастают прекрасные специалисты. Особенно это относится к людям, фанатически влюбленным в какое-нибудь дело. Но чаще привычка все делать кое-как, по принципу «авось сойдет» рождает и психологию «тро-ечника» – человека равнодушного, небрежного, ищущего пути полегче, а зар-плату повыше. Опасность стать таким человеком кроется в желании все отло-жить «на потом». Ребята думают: «Вот подрасту, найду себе занятие по вку-су и буду отлично работать, стараться. И работа моя будет, как непрерывный праздник…» Такие случаи бывают крайне редко, если только вообще бывают.

Вот, например, хирург хочет выполнить трудную или новую операцию. Сколько же он вынужден готовиться! Много читать. Не только по-русски, но и по-английски, и по-немецки (тот самый иностранный язык, к которо-му многие в школе относятся, мягко выражаясь, без нежности). Поэкспе-риментировать в морге. Пойти в виварий пооперировать на животных. По-думать относительно подходящего инструмента. Десятки раз все объяснить молодому врачу, который почему-то именно этого понять не может. И мно-гое другое. А после всей колоссальной подготовки иной раз оказывается, что все было проделано напрасно и следует начинать сначала. Другими слова-ми, чтобы получить удовлетворение от того рода деятельности, который вы-бран, необходимо прежде выполнить целый ряд неприятных дел, причем вы-полнить с максимальной аккуратностью, не меньше чем на «пятерку».

Отсюда – вывод. С самого раннего сознательного возраста нам приходит-ся приучать себя делать то, что не хочется и не нравится, но нужно, и делать это наилучшим образом. Вот здесь, в преодолении этой трудности, и воспи-тываются воля и характер. Отказ от этого преодоления – путь легкий, рож-дение психологии «троечника»…

Медицина обладает спецификой, которую невозможно распространить в полном объеме ни на одну другую дисциплину. В оценке значения экзаме-нов мне придется исходить из собственных представлений… На самом деле, полтора месяца запоминания громадного материала и умения четко изложить свои знания – труд тяжелый. Но скажите, разве перед лечащим врачом еже-дневно не возникают такие же, а порой и более сложные задачи, на которые он должен ответить незамедлительно? И если сумел ответить, он молодец. А если не сумел, в этом не только его беда, но иногда и вина. Он не привык, не умеет, не любит перегружать себя излишним объемом информации и слабо себя контролирует… Оставшись вначале один на один с собой, а затем с экза-менатором, он сумеет получить четкий ответ на вопрос: что же в конце кон-цов он знает? Очень скоро этот же вопрос задаст ему жизнь… В процессе тяжелейшей экзаменационной подготовки сам студент меняется. Понятно, что настоящее его превращение в специалиста происходит потом, при непо-средственном контакте с больным. С тем, за которого он несет единоличную

и                    полную ответственность» (Долецкий, С.Я. Мысли в пути. – М.: Сов. Россия, 1977. Часть «Третье письмо о воспитании. Студент»).

Задание. Прочитав выдержку из книги Льва Александровича Лещинско-го, ответьте, что он подразумевает под «безукоризненным» выполнением врачебных обязанностей и какие волевые качества считает необходимы-ми врачу?

«… С древних времён в отношении сделанного врачом и аптекарем для больного применяется выражение «lege artis» – в дословном переводе «по всем правилам искусства», т. е. безукоризненно.

Долг врача и медсестры требует особой точности, аккуратности во всех делах, назначениях, выполнении процедур, записях, словах и обещаниях. Врач должен быть не просто точен и аккуратен , он должен быть скрупулё-зен, обладать настоящим деловым педантизмом. Там, где дело касается боль-ного, врач не должен опасаться прослыть мелочным, придирчивым или на-доедливым. Он обязан проинструктировать всех , проверить и перепрове-рить выполнение своих назначений, обеспечить безукоризненную преем-ственность всех действий, касающихся больных. У врача с чувством дол-га, с добрым деловым педантизмом ничто не упущено. Такой врач всё пред-видит, по- хорошему подстраховывает больных ото всех возможных непри-ятностей… Чувство долга не позволяет врачу затягивать обследование, от-кладывать решение важных вопросов, применение действенных лечебных средств, выполнение операции.

Во врачебной работе нет мелочей! Малейшая небрежность, неточность, беспечность могут привести (да и почти всегда рано или поздно приводят)

к                    тяжелейшим, иногда непоправимым потерям… К сожалению существу-ют врачи небрежные, неаккуратные, необязательные, рассеянные и забыв-чивые. …Врач должен быть обязательным человеком, он должен безуко-ризненно выполнять все свои обязанности, обязательства и обещания» (Ле-щинский, Л. А. Медицинская этика и деонтология: учебное пособие. – Изд. 2 е. – Ижевск: «Экспертиза», 2002. – С. 24–25).


Раздел 2. ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ КАЧЕСТВА ВРАЧА

Интеллектуальные качества врача способности чувственно-го, рационального и интуитивного познания получать информацию, необходимую для правильной диагностики и выбора правильной так-тики лечения.

Интеллектуальная ограниченность врача приводит к неспособно-сти получить необходимую для диагностики и лечения информацию,

а                    вследствие этого к врачебным ошибкам. Врач не только не сможет вы-лечить пациента, но может искалечить его или убить. Интеллектуаль-ные качества врача обретают нравственный смысл, поскольку от их на-личия зависит качество лечения и благополучие больного, способность врача помочь пациенту, не причиняя ему вреда. Клиническое мышле-ние это интеллектуальные алгоритмы, позволяющие провести пра-вильную диагностику и назначить наилучшее лечение, не допустить врачебной ошибки, не причинить вред пациенту. Способность клини-чески мыслить опирается на интеллектуальные качества.

Позитивные интеллектуальные качества врача Диалектичность мышления качество гибкости врачебного

мышления, предполагающее способность видеть в предмете своей профессиональной деятельности диалектические связи и учитывать закономерности, обусловленные этими связями, в диагностической и лечебной деятельности.

Компетентность знания и опыт, позволяющие добиваться же-лаемого исхода в лечении больных и выполнять свои профессиональ-ные обязанности наилучшим образом.

Логичность способность строить правильные умозаключения относительно диагностики и тактики лечения на основе точных дан-ных анамнеза и надёжных данных лабораторного обследования, что является предпосылкой успешного лечения пациента.

Мудрость способность на основе опыта и знаний принимать оптимальные в данных обстоятельствах врачебной деятельности ре-шения во благо пациентов.

Наблюдательность нацеленность восприятия на схватывание важных фактов, деталей, особенностей в процессе диагностики и лечения больного, что является предпосылкой правильных выводов, ле-жащих в основе успешного лечения.

Проницательность способность врача, обладающего хорошим клиническим мышлением, видеть за многообразием внешних прояв-лений скрытые тенденции диагностического и лечебного процесса.

Профессионализм способность успешно реализовать диагности-ческие и лечебные задачи, благодаря необходимым для этого знаниям, опыту, личностным качествам.

Пытливость постоянное стремление проникнуть в суть вещей, по-знать скрытое, неизвестное в диагностике и лечении заболеваний, и осво-ить новые методы в области своей профессиональной деятельности.

Эрудированность –широта и глубина познаний в тех областях наук и человеческого опыта, которые наиболее значимы в реализации задач врачебной деятельности.

Пытливость, эрудированность, как профессиональные качества врача. Врач должен учиться на протяжении всей профессиональной жизни. В настоящее время непрерывное самообразование и повышение квалификации врачей – острая необходимость, обусловленная особен-ностями накопления знания в современной медицине. Дифференциация медицинских специальностей, развитие лабораторных методов и техни-ческих средств диагностики, появление новейшей медицинской техни-ки, разработанной экспериментальными методами, приводит к лавино-образному нарастанию количества медицинской информации, которую без регулярного, систематического прохождения специальных курсов изучения научных изданий освоить и использовать в диагностике и ле-чении невозможно. Знания, полученные в медицинском вузе – основа, на которую постоянно, из года в год накладывается информация о новых методах диагностики и терапии, новых лекарственных средствах, новей-ших технологиях и способах применения передового медицинского обо-рудования. Обновление медицинской информации происходит каждые 3–5 лет. Врач должен проявлять пытливость в освоении новшеств в ме-дицине, а если он не способен осваивать и применять эту информацию, то становится профессионально непригоден.

Диалектичность мышления, логичность, проницательность как профессиональные качества врача. Это – качества интеллекта,необходимые, для того, чтобы за поверхностным проявлением забо-левания, симптомами и синдромами, увидеть его скрытую сущность, его причины, а также индивидуальные особенности течения заболе-вания и его лечения у каждого отдельного пациента. Для достижения этих целей необходимы гибкость мышления, способность строить пра-вильные умозаключения, сильная интуиция, опирающаяся на опыт, по-зволяющие увидеть то, что не лежит на поверхности, не дано в непо-средственном наблюдении. Погрешности логики, отсутствие проница-тельности, неумение сделать правильные выводы из множества диа-гностических данных является главной причиной большинства врачеб-ных ошибок. Цена врачебных ошибок – страдания пациентов, не полу-чивших необходимой помощи или искалеченных врачами, вред, причи-нённый лечением (ятрогения).

Компетентность, профессионализм, мудрость – интегральные качества личности врача. Качества, которые указывают на то, что врач знает не только естественно-научную базу своей специаль-ности, освоил методы диагностики и технологии лечебных манипу-ляций, но понимает психологию больного, учитывает в процессе ди-агностики и лечения своеобразие индивидуальности пациента. Дан-ные качества побуждают врача уважать чувства и достоинство паци-ента, соблюдать нормы медицинской этики в работе с ним, быть веж-ливым, доброжелательным, милосердным. Использование новейших технологий диагностики и лечения не означают того, что современ-ный пациент перестал нуждаться в доброжелательном, вежливом, со-страдательном отношении врача, а врач может просматривать рент-геновские снимки или изображение органов пациента на мониторе, не обращая внимания на больного, игнорируя его беспокойства, стра-хи и надежды. Разносторонность знаний и опыта врача включает на-личие эмоционально-нравственного опыта и сформированных в этом опыте эмоционально-нравственных качеств.

Негативные интеллектуальные качества личности, препятству-ющие успешному выполнению профессиональных обязанностей

Невежество отсутствие или ограниченность основополагаю-щих, базовых знаний, необходимых для выполнения стандартов про-фессиональной деятельности.

Посредственность интеллектуальная ограниченность в области профессиональных знаний, удовлетворённость минимальным уров-нем знаний и опыта, отсутствие стремления к самообразованию, рас-ширению кругозора и углубления знаний в области профессиональ-ной деятельности.

Рассеянность – затруднения в восприятии и фиксации внима-ния на профессионально значимых фактах, что приводит к путанице и ошибкам в деятельности.

Тупость неспособность ориентироваться в нестандартных ситуа-циях профессиональной деятельности из – за неумения видеть скрытые связи и отношения, анализировать и делать правильные выводы, добы-вать и использовать профессионально необходимою информацию.

ОПЫТ И МНЕНИЕ ВРАЧЕЙ

Задание. В какой степени справедливы для современных студентов-ме-диков и врачей слова Матвея Яковлевича Мудрова, произнесённые им в ак-товой речи 25 сентября 1820 г. в Императорском Московском университете на торжественном открытии Клинического и медицинского институтов.

«К вам обращаю речь мою, юные воспитанники врачебные науки!.. Во вра-чебном искусстве нет врачей, окончивших свою науку. Наша наука так обшир-на, говорит Гиппократ, что целая жизнь для неё недостаточна» (Мудров, М.Я. Слово о способе учить и учиться медицине практической или деятельному врачебному искусству при постелях больных//Избранные призведения. – М.: Издательство Академии Медицинских наук СССР, 1949. – С. 204).

Задание. Какие профессиональные качества Евгений Антонович Вагнер считает общими для врача и детектива?

Врач должен обладать наблюдательностью, видеть детали, частности, из которых складывается постепенно целостная картина симптомов. Доктор Вагнер пишет: «К бесспорно врачебным качествам я отнес бы и наблюдатель-ность. Конечно, речь идет не об обычном житейском умении все замечать,

а                    о профессиональной наблюдательности, позволяющей увидеть, запомнить и оценить с медицинской точки зрения малейшие изменения в физическом и психическом состоянии человека, в явлениях, которые происходят во внеш-ней среде и могли бы как-то повлиять, воздействовать на его состояние… Про-тотипом Шерлока Холмса был… врач – главный хирург королевской лечебни-цы в Эдинбурге Джозеф Белл. Белл учил студентов не только искусству врачевания, но и наблюдательности. Большинство людей, внушал он своим слу-шателям, смотрит, но не наблюдает. Во время приема больных Белл демон-стрировал студентам примеры наблюдательности. Он ставил диагнозы рань-ше, чем больные начинали рассказывать о своих болезнях. По едва заметным приметам определял профессию человека» (Вагнер, Е. А. Раздумья о врачеб-ном долге. – Пермь: Кн. изд-во, 1991. – С. 87–89).

Задание. Прочтите исповедь Викентия Викентиевича Вересаева, описы-вающего своё смятение в начале врачебной практики, и ответьте, в чём причина его неуверенности, что он предпринимал, чтобы справиться с за-дачами, стоящими перед практикующим врачом?

О                  мучительном сознании ограниченности своих знаний и отсутствии опы-та в начале врачебной карьеры В. В. Вересаев в 1903 г. писал: ««Выпускные эк-замены кончились. Нас пригласили в актовую залу, мы подписали врачебную клятву и получили дипломы. В дипломах этих, украшенных государственным гербом и большой университетской печатью, удостоверялось, что мы с успе-хом сдали все испытания как теоретические, так и практические, и что меди-цинский факультет признал нас достойными степени лекаря «со всеми права-ми и преимуществами, сопряженными по закону с этим званием».

С тяжелым и нерадостным чувством покидал я нашу alma mater. To, что в течение последнего курса я начинал сознавать все яснее, теперь встало предо мною во всей своей наготе: я, обладающий какими-то отрывочными, совершен-но неусвоенными и непереваренными знаниями, привыкший только смотреть и слушать, а отнюдь не действовать, не знающий, как подступиться к больно-му, я – врач, к которому больные станут обращаться за помощью! Да что буду я в состоянии дать им?.. Все мои товарищи испытывали то же самое, что я. Мы с горькою завистью смотрели на тех счастливцев, которые были оставлены ор-динаторами при клиниках: они могли продолжать учиться, им предстояло ра-ботать не на свой страх, а под руководством опытных и умелых профессоров.

Мы же, все остальные, – мы должны были идти в жизнь самостоятельны-ми врачами не только с «правами и преимуществами», но и с обязанностя-ми, «сопряженными по закону с этим званием»…

Некоторым из моих товарищей посчастливилось попасть в больницы; другие поступили в земство; третьим, в том числе и мне, пристроиться нику-да не удалось, и нам осталось одно – попытаться жить частной практикой.

Я поселился в небольшом губернском городе средней России. Приехал я туда в исключительно благоприятный момент: незадолго перед тем умер живший на окраине города врач, имевший довольно большую практику.

Я нанял квартиру в той же местности, вывесил на дверях дощечку: «доктор такой-то», и стал ждать больных.

Я                   ждал их и в то же время больше всего боялся именно того, чтобы они не явились. Каждый звонок заставлял испуганно биться мое сердце, и я с об-легчением вздыхал, узнав, что звонился не больной. Сумею ли я поставить диагноз, сумею ли назначить лечение? Знания мои были далеко не настолько прочны, чтобы я чувствовал себя способным пользоваться ими экспромтом. Хорошо, если у больного окажется такая болезнь, при которой можно будет ждать: тогда я пропишу что-нибудь безразличное и потом справлюсь дома, что в данном случае следует делать. Но если меня позовут к больному, кото-рому нужна немедленная помощь? Ведь к таким-то именно больным начина-ющих врачей обыкновенно и зовут Что я тогда стану делать?

Есть книга дра Луи Блау: «Диагностика и терапия при угрожающих опас-ностью болезненных симптомах». Я купил эту книгу и всю ее проконспек-тировал в свою записную книжку, дополнив конспект кое-чем из учебников. Всякая болезнь была по симптомам подведена мною под рубрики в таком, на-пример, роде: Сильная одышка – 1) круп, 2) ложный круп, 3) отек легких,4) спазм гортани, 5) бронхиальная астма, 6) отек легких, 7) крупозная пневмо-ния, 8) уремическая астма, 9) плеврит, 10) пневмоторакс. При каждой из бо-лезней были перечислены ее симптомы и указано соответственное лечение. Этот конспект сослужил мне большую службу, и я долго еще, года два, не мог обходиться без его помощи. Когда меня звали к больному с сильною одыш-кою, я, под предлогом записи больного, раскрывал записную книжку, смотрел, под какую из перечисленных болезней подходит его болезнь, и назначал соот-ветственное лечение Как ни низко ценил я свои врачебные знания, но ког-да дошло до дела, мне пришлось убедиться, что я оценивал их все-таки слиш-ком высоко. Почти каждый случай с такою наглядностью раскрывал передо мною все с новых и новых сторон всю глубину моего невежества и неподго-товленности, что у меня опускались руки. Полученные мною в университете знания представляли собою хаотическую груду, в которой я не мог ориентиро-ваться и перед которою стоял в полнейшей беспомощности. Моя книжная, от-влеченная наука, не проверенная мною в жизни, постоянно обманывала меня, в ее твердые и неподвижные формы никак не могла уложиться живая жизнь, а сделать эти формы эластичными и подвижными я не умел. В своих диагно-зах и предсказаниях насчет дальнейшего течения болезни я то и дело оши-бался так, что боялся показаться пациентам на глаза. Когда меня спрашивали, какого вкуса будет прописываемое мною лекарство, я не знал, что ответить, потому что сам не только никогда не пробовал его, но даже не видал. Я приходил в ужас при одной мысли, – что, если меня позовут на роды? За время мое-го пребывания в университете я видел всего лишь пятеро родов, и единствен-ное, что я в акушерстве знал твердо, – это то, с какими опасностями сопряжено ведение родов неопытною рукою… Жизнь больного человека, его душа были мне совершенно неизвестны… Но что уж говорить о таких тонкостях, как пси-хология больного человека. Мне то и дело приходилось становиться в тупик перед самыми простыми вещами, я не знал и не умел делать того, что знает любая больничная сиделка…»

(Вересаев, В. В. Записки врача//Повести и рассказы.– Кишинёв, 1982. – Режим доступа: Royallib.ru, Ч. IV, С. 21–22, 25).

Задание. Прочитав отрывок из воспоминаний Викентия Викентиевича Ве-ресаева о своей студенческой практике, проанализируйте, каких качеств кли-нического мышления ему не хватало, чтобы правильно поставить диагноз.

Диагностика и лечение пациента требуют от врача такой способности как клиническое мышление.

Доктор Вересаев описывал как его подвело отсутствие клинического мышления в то время, когда он, будучи студентом, курировал в клинике па-циентку.

«На обязанности студента-куратора лежит исследовать данного ему больного, определить его болезнь и следить за ее течением; когда больно-го демонстрируют студентам, куратор излагает перед аудиторией историю его болезни, сообщает, что он нашел у него при исследовании, и высказыва-ет свой диагноз, после этого профессор указывает куратору на его промахи недосмотры, подробно исследует больного и ставит свое распознавание. Опухоль у моей больной занимала всю левую половину живота, от подре-берья до подвздошной кости. Что это была за опухоль, из какого органа она исходила? Ни расспрос больной, ни исследование ее не давали на это ника-ких хоть сколько-нибудь ясных указаний… Я как будто даже был доволен тем, что не могу ориентироваться в моем случае. Моя ли вина, что наша, с позволения сказать, «наука» не дает мне для этого никакой надежной ру-ководящей нити? У моей больной опухоль живота – вот все, что я могу ска-зать, если хочу отнестись к делу сколько-нибудь добросовестно; вырабаты-вать же из себя шарлатана я не имею никакого желания и не стану «уверен-но» объявлять, что имею дело с гидронефрозом, зная, что это легко может оказаться и саркомой, и эхинококком, и чем угодно… Пришло время демон-стрировать мою больную. Ее внесли на носилках в аудиторию. Меня вызва-ли к ней. Я прочел анамнез больной и изложил, что нашел у ней при исследовании. – Какой же ваш диагноз? – спросил профессор. – Не знаю, – отве-тил я, насупившись. – Ну, приблизительно? Я молча пожал плечами. – Слу-чай, положим действительно, не из легких, – сказал профессор и присту-пил сам к расспросу больной. Сначала он предоставил самой больной рас-сказать об ее болезни. Для меня ее рассказ послужил основою всему моему исследованию; профессор же придал этому рассказу очень мало значения. Выслушав больную, он стал тщательно и подробно расспрашивать ее о со-стоянии ее здоровья до настоящей болезни, о начале заболевания, о всех отправлениях больной в течение болезни; и уж от одного этого умелого рас-спроса картина получилась совершенно другая, чем у меня – перед нами раз-вернулся не ряд бессвязных симптомов, а совокупная жизнь больного орга-низма во всех его отличиях от здорового. После этого профессор перешел

к                    исследованию больной. Он обратил наше внимание на консистенцию опу-холи, на то, смещается ли она при дыхании больной, находится ли в связи с маткою, какое положение она занимает относительно нисходящей толстой кишки и т. д., и т. д. Наконец профессор приступил к выводам. Он шел к ним медленно и осторожно, как слепой, идущий по обрывистой горной тропин-ке, ни одного самого мелкого признака он не оставил без строгого и вни-мательно обсуждения; чтоб объяснить какой-нибудь ничтожный симптом, на который я и внимания-то не обратил, он ставил вверх дном весь огром-ный арсенал анатомии, физиологии и патологии; он сам шел навстречу всем противоречиям и неясностям и отходил от них, лишь добившись полного их объяснения. И в конце концов, когда, сопоставив добытые данные, профес-сор пришел к диагнозу, «рак-мозговик левой почки», – то это само собою вы-текло из всего предыдущего. Я слушал, пораженный и восхищенный; таки-ми жалкими и ребяческими казались мне теперь и мое исследование и весь мой скептицизм!.. Спутанная и неясная картина, в которой, по-моему, было невозможно разобраться, стала совершенно ясной и понятной. И это было достигнуто на основании таких ничтожных данных, что смешно было поду-мать (Вересаев, В.В. Записки врача//Повести и рассказы.– Кишинёв, 1982. – Режим доступа: –/Royallib.ru, Ч III, с. 18–19).

Задание. Проанализируйте, какие интеллектуальные качества врача особенности клинического мышления, по мнению доктора Р. Ригельмана, позволяют свести к минимуму врачебные ошибки.

Доктор Р. Ригельман, анализируя интеллектуальные причины врачебных ошибок, пишет, что есть два основных их типа:

  • ошибки по неведению, характеризующиеся, что врач не обладает за-пасом теоретических сведений и практических навыков, достаточным для принятия правильного решения, необходимого для правильной диагности-ки и лечения;
  • ошибки, возникшие из-за ложных умозаключений, то есть неправильного применения знаний, распространённые гораздо шире, чем ошибки по неведению.

«Главная цель современного медицинского образования снабдить будуще-го врача знаниями о разнообразных болезнях, о методах их диагностики и ле-чения. Студент-медик больше всего боится не запомнить всех фактов, которые должны быть ему известны, чтобы не просто выдержать экзамены, но стать грамотным практикующим врачом. Определенный набор знаний создает студента-медика чувство ответственности, уверенности в себе и формиру-ет профессиональное самосознание. Нельзя отрицать, что знание основ меди-цинской науки – фундамент, на котором стоит медицинская практика. Однако несмотря на всю важность этих знаний, не нужно думать, что дело ограничи-вается одним только выучиванием фактов. Приобретение знаний требует тя-желой работы, но одновременно и способности к размышлению. Врач должен научиться отступать на шаг, подытоживать то, что ему известно, и видеть кар-тину в целом… Факты задержатся в памяти ненадолго, если не будут приведе-ны в систему, обеспечивающую доступ к информации в будущем».

Задача врача состоит в том, чтобы свести к минимуму число и послед-ствия врачебных ошибок. Для этого необходимо не просто обретать знания, но овладевать навыками клинического мышления.

Доктор Р. Ригельман описывает алгоритм и особенности клинического мышления, который позволяет врачу снизить вероятность врачебной ошиб-ки на разных стадиях диагностики и лечения.

Сначала проводится диагностика, цель которой – объяснить имеющиеся симптомы и выразить наше представление о болезни. Диагностический про-цесс включает три элемента:

1. Выявление симптомов и сбор данных лабораторного и инструменталь-ного обследования.

2. Обозначение одной или нескольких болезней, определяемых как от-клонение от правильного функционирования организма и объясняющих возникновение симптомов.

3. Выявление одной или нескольких причин, объясняющих развитие данной болезни у данного больного.

Следующий этап в работе врача – лечение – предполагает особый алго-ритм клинического мышления, который Р. Ригельман разбивает на следую-щие этапы:

1. Клиническое прогнозирование.

2. Сравнительная оценка эффективности и рентабельности возможных методов лечения.

3. Оценка опасности побочных эффектов лечения.

4. Выбор тактики лечения.

5. Проведение лечебных мероприятий.

6. Анализ результатов лечения (Ригельман, Р. К. Как избежать врачебных ошибок: книга практикующего врача/под ред. М. А. Осипова; пер. с англ. Ю. Л. Амченкова. – Практика, 1994. – С. 188–189, 197–203).

Задание. Прочитав размышления Иосифа Абрамовича Кассирского

о                    роли техники в диагностическом и лечебном процессе, ответьте, какие качества врача невозможно заменить самыми совершенными приборами.

«Компьютеру недоступен диалог с больным… Ему безразлична личность пациента, его внутренний мир, он не видит мимики больного, страдающего от боли или, напротив, обманывающего врача с целью симуляции… Нельзя уходить во врачебной работе в голую технику, рассчитывая на её точность, «научность», её огромные потенции.

…Врач не ремесленник, а представитель специальности, в которой на-ряду с научной и технической подготовкой требуется творческая работа, постижение искусства диагностики и лечения, развитие многих особенно-стей врачебного восприятия фактов. Это – клиническое размышление, об-суждение, тонкое, умелое приложение научных, технических знаний и опы-та к конкретной обстановке.

Порочность инструментализма в его односторонности… Больной со всем сложным и всем простым, долженствующими быть открытыми умом врача, стоит перед лечащим врачом, и зубцы электрокардиограммы и аппараты мо-гут лишь помочь в работе центрального аппарата врача – его мозга, а не за-менить его врачебного синтеза.

Уход в сторону узкого специального техницизма, нежелание наряду с техническим совершенствованием оттачивать своё врачебное мышление, развивать в себе широкий клиницизм приводят к фрагментации и деформа-ции врачебного видения… Врач и как личность, и как специалист перестаёт быть для больного подлинным врачом, умелым, понимающим доктором… – перед ним просто техник, снимающий и читающий электрокардиограмму, фонокардиограмму, химические анализы, а не врач, к которому он тянется.


     Больной со всей полнотой и многообразием переживаний, с его сложной аутопластической картиной болезни «не доходит» до врача… Наши боль-ные – люди, а не машины, их страдания очень сложны…

Уход в голую технику в столь сложной и большой области человеко-ведения, какой является клиника, – это скатывание на позиции шаблона, трафарета, это неумение широко, продуманно и индивидуализированно по-дойти к диагнозу и лечению каждого больного в отдельности, это подчас отсутствие подлинно врачебной ответственности за судьбу больного» (Кас-сирский, И. А. О врачевании. Проблемы и раздумья. – Москва: Медицина, 1970. – С. 159–163).


Раздел 3. ЭТИЧЕСКИЙ СМЫСЛ ЭМОЦИОНАЛЬНО-НРАВСТВЕННЫХ КАЧЕСТВ ВРАЧА

Эмоционально-нравственные качества врача характеризуют его способность в деятельности согласовывать свой личный интерес с ин-тересами пациентов таким образом, каким на это ориентируют как принципы и нормативы врачебной этики, так идеалы и нормы общече-ловеческой морали. В этике и обыденном языке такие личностные ка-чества называются добродетелями, а личностные качества, противо-положные добродетелям – пороками. Согласование личного интереса интересов других личностей предполагает определённую степень ограничения собственного эгоизма и способность принять правомер-ность проявлений «Я» других личностей. Этому сопутствуют эмоци-ональные переживания, которые могут как тормозить, так и стимули-ровать исполнение нравственных норм. При отсутствии нравствен-ных качеств личность не обладает ни внутренними психологически-ми механизмами, которые побуждали бы её следовать нравственным принципам и заповедям, ни способностями делать это. Каждая из до-бродетелей – это определённая модель ограничения собственного эго-изма во благо других личностей.

Эмоционально-нравственные добродетели в профессиональной де-ятельности врача

Альтруизм готовность в профессиональной деятельности ока-зать помощь людям ценой самопожертвования или отказа от соб-ственных благ.

Вежливость проявление уважения к человеческому достоинству людей, являющихся объектом профессиональной деятельности или коллегами через соблюдение этикетных правил поведения.

Внимательность проявление в профессиональной деятельности заинтересованности другим человеком и заботы в отношении него.

Героизм решимость совершить в процессе выполнения профес-сиональной деятельности поступок ради бага других людей вопреки угрозе собственной жизни и благополучию.

Милосердие побуждаемая состраданием помощь врача находя-щимся в беде людям, зачастую требующая от врача ограничений соб-ственных прагматических интересов.

Моральная ответственность предвидение врачом возможных последствий своей деятельности и стремление добросовестно выпол-нять свои обязанности ради благополучия пациентов.

Приветливость позитивный эмоциональный настрой по отно-шению к пациентам, коллегам, всем людям, с которыми врач профес-сионально взаимодействует, проявляющийся в речи, мимике, взгля-де, жестах.

Рачительность заботливость и бережливость в отношении того, за что врач несёт ответственность в профессиональной деятельности.

Сострадательность способность эмоционально поставить себя на место пациентов, испытывающих страдания, сопереживание, по-буждающее помочь им.

Тактичность способность в процессе лечебного взаимодействия

и                    делового общения уважать чувства других людей, являющихся как объектом профессиональной деятельности, так и коллегами, избегая слов, выражений, жестов и мимики, оскорбляющих, унижающих, вы-зывающих у них моральные страдания.

Честность неспособность обманывать, манипулировать, лице-мерить, воровать, добиваться личной выгоды и профессиональных продвижений ценой унижения и предательства коллег и соблюдение норм профессиональной этики в отношении людей, являющихся объ-ектом профессионального воздействия.

Формы моральной ответственности в профессиональной де-

ятельности врача. Формы моральной ответственности различаются по мотивации. Позитивные форм моральной ответственности побуждают к следованию добру, а негативные формы моральной ответ-ственности, являясь обратной стороной позитивных форм, осущест-вляют самонаказание за отступление от установок добра.

Мотивация форм моральной ответственности

Позитивная, побуждающая к добро- Негативная, наказывающая или удерживаю-
му деянию форма моральной ответ- щая от дурного деяния форма моральной от-
ственности ветственности
Честь – врач хорошо выполняет свои Стыд – врач испытывает чувство вины за пло-
профессиональные обязанности ради хое выполнение своих обязанностей, так как
высокой оценки своего труда со сто- переживает осуждение со стороны пациентов,
роны пациентов, их родственников, коллег их родственников, коллег, или воздерживается от плохого выполнения обязанностей, предви дя осуждение общественного мнения.
   
   
Долг – врач хорошо выполняет свои Совесть – врач либо переживает чувство вины
обязанности ради блага пациентов. за плохое выполнение своих обязанностей, так
Мотивация долга является наиболее как испытывает сострадание к пациенту, ко-
нравственно надёжной, поскольку она торому причинил вред, либо воздерживается
наиболее бескорыстна и ориентирует на благо пациентов прежде всего. от недобросовестного выполнения обязанностей, чтобы не причинять вред пациенту.
   
Достоинство – врач хорошо выпол- Униженное достоинство – врач страдает из-
няет свои обязанности ради самоуважения за потери самоуважения в случае плохого вы-
  полнения своих обязанностей или воздержи-
  вается от плохого выполнения обязанностей
  ради сохранения самоуважения.

Вежливость, внимательность, приветливость, тактичность как профессиональные качества врача

Формирование позитивного настроя пациента происходит через позитивный настрой врача. Врач может помочь организму больного человека настроиться на преодоление болезни. Человек – самоорга-низующаяся система, которая способна управляться мыслями и чув-ствами. Чувство страха и безнадёжности, депрессия и неуверенность благоприятном исходе тормозит и парализует защитные механиз-мы, которые способны включить процессы подавления инфекции или процессы регенерации. Уверенность в наилучшем исходе, вера в вы-здоровление, доверие к врачу мобилизует физиологические систе-мы на преодоление болезни и восстановление нормального функци-онирования организма. Для того, чтобы помочь пациенту мобилизовать свою психику и тело на выздоровление, врач должен поддержи-вать у него позитивный настрой и оптимизм. Для этого важно, что-бы врач был сам позитивным. Уважительное отношение к личности

и                    чувствам больного, проявляющееся в вежливом, доброжелательном отношении, позитивный эмоциональный настрой, сопровождающий-ся доброжелательной мимикой, речь врача, в которой нет презритель-ных или оскорбительных фраз, выражение внимания к проблемам па-циента – это те стороны внутренней культуры общения врача, кото-рые имеют эффект плацебо. Они запускают на психосоматическом уровне процессы преодоления болезненных состояний. В противопо-ложность этому грубость, бестактность, цинизм, жестокость, равно-душие подавляют позитивный настрой пациента, разрушают доверие к врачу, блокируют готовность к сотрудничеству и в итоге тормозят активизацию защитных сил организма на психосоматическом уровне.

Альтруизм, героизм, милосердие как профессиональные каче-

ства врача. Это нравственные качества личности врача, в которых максимально проявляется способность посвятить себя служению пациентам, а личный интерес состоит в достижении максимально-

го блага пациентов. Данные личностные качества оказываются в осо-бой степени востребованы в наиболее трудных условиях выполне-ния врачебных обязанностей: неблагоприятные материальные усло-вия для работы, нехватка самых необходимых медикаментов и обору-дования, несоответствующее затратам психических и физических сил вознаграждение за труд, большой поток пациентов, отсутствие вре-мени на отдых и восстановление сил, угроза здоровью и жизни врача в условиях эпидемий, войн, терактов, природных и техногенных ката-строф. Это такие обстоятельства, которые вынуждают врача подчи-нить личные интересы интересам пациентов. Для одних врачей – это жертва, но для тех, кому альтруизм и милосердность свойственны как черты характера – это служение, которое приносит удовлетворение и осуществление смысла жизни.

Рачительность и честность как профессиональные качества врача. Качества личности врача, от которых зависит благополучие материальных условий и человеческих взаимоотношений в професси-ональной среде медицинского учреждения. Рачительность это лич-ностное качество, которое предполагает бережное отношение медицинского работника как к имуществу, оборудованию, аппаратуре, ко-торые необходимы , чтобы оказывать помощь пациентам, так и людям, которые работают в коллективе медиков. Честность – нравственное качество, которое позволяет поддерживать взаимное доверие коллег,

а                    значит позитивную эмоциональную атмосферу и сотрудничество в коллективе медицинских работников.

Негативные эмоционально-нравственные качества личности, ме-шающие выполнению профессиональных обязанностей

Бессердечие отсутствие сочувствия и сопереживания к людям, которые из – за своего неблагополучия обратились за помощью к спе-циалистам или безразличие к их страданиям, в том случае, когда они спровоцированы неправильно и некомпетентно оказанной помощью.

Бестактность- необдуманно сказанные врачом слова, которые ранят чувства пациента, причиняют душевную боль, унижают его до-стоинство.

Грубость неуважительные, резкие, неблагозвучные, скандаль-ные слова и интонации речи, выражающие пренебрежение, унижаю-щие достоинство пациента.

Жестокость получение удовлетворения от причинения теле-сной и душевной боли людям или живым существам, являющимся объектом профессионального воздействия врача, ради подчинения их своей воле или самоутверждения.

Равнодушие неспособность сопереживать и сочувствовать стра-даниям пациента, способность испытывать эмоциональный комфорт, не обращая внимание на неблагополучие людей, находящихся в сфере собственной профессиональной ответственности.

Цинизм надругательство, насмешка над священными и дороги-ми для пациентов духовными ценностями, жизненными приоритета-ми, благородными чувствами.

ОПЫТ И МНЕНИЕ ВРАЧЕЙ

Задание. Прочитав выдержки из произведения Гиппократа «О враче», проанализируйте, какие нравственные качества Гиппократ считал аспек-том мудрости врача.

Гиппократ о душевном складе врача писал: «Пусть он также будет по сво-ему нраву человеком прекрасным и добрым и, как таковой, значительным человеколюбивым… Он должен быть справедливым при всех обстоятель-ствах, ибо во многих делах нужна бывает помощь справедливости, а у вра-ча с больными – немало отношений: ведь они поручают себя в распоряже-ние врачам, и врачи во всякое время имеют дело с женщинами, с девица-ми и с имуществом весьма большой цены, следовательно, в отношении все-го этого врач должен быть воздержанным. Итак, вот этими-то доблестями души и тела он должен отличаться.

Ведь врач-философ равен Богу. Да и немного, в самом деле, различия между мудростью и медициной, и все, что ищется для мудрости, все это есть в медицине, а именно: презрение к деньгам, совестливость, скромность, простота в одежде, уважение, суждение, решительность, опрятность, изоби-лие мыслей, знание всего того, что полезно и необходимо для жизни, от-вращение к пороку, отрицание суеверного страха перед богами, божествен-ное превосходство. То, что они имеют, они имеют против невоздержанно-сти, против корыстолюбивой и грязной профессии, против непомерной жаж-ды приобретения, против алчности, против хищения, против бесстыдства. В ней заключается знание доходов и употребление всего того, что относится к дружбе, к детям, к имуществу. С этим познанием также соединена некото-рая мудрость, так как и врач имеет многое для всего этого… Во время при-хода к больному следует помнить… о том, чтобы ничего не делать с взвол-нованным духом, чтобы сейчас же присесть к больному, во всем показы-вать внимание к нему, отвечать на все делаемые с его стороны возражения

и                    при всех душевных волнениях больного сохранять спокойствие, его бес-покойство порицать и показывать себя готовым к оказанию помощи.. Все это должно делать спокойно и умело, скрывая от больного многое в своих распоряжениях, приказывая с веселым и ясным взором то, что следует де-лать, и отвращая больного от его пожеланий с настойчивостью и строго-стью, и вместе с тем утешая его своим вниманием и ласковым обращением» (Гиппократ. О благоприличном поведении // Сочинения: в 3 т. – М.: Государ-ственное издательство биологической и медицинской литературы. – 1936. –Т. 1. – С. 112–115).

Задание. Прочитав отрывок из книги писателя Льва Копелева о докторе Фёдоре Петровиче Гаазе, ответьте, почему его называли святым, какие нравственные качества ему были присущи.

« И все эти места, в коих сейчас, сей минут пребывают многие сотни, мо-жет, уже больше чем тысяча несчастные люди – пусть они грешные, пусть есть преступные и даже есть злодеи, но все они люди…

Дважды в неделю уходили «партии» ссыльных и каторжан из Москвы по Владимирской дороге на северо-восток… Каждую партию провожал Федор Петрович; он расспрашивал о здоровье, отбирал больных и слабых, оставлял их в тюремной больнице, потом сам наблюдал за лечением, остав-лял и некоторых здоровых – таких, кто ждал, что его вот-вот должны до-гнать родные, которые пойдут вместе с ним… Тюремные и полицейские чиновники и конвойные офицеры недоумевали, не знали, как быть с неуем-ным, неотвязным лекарем-немцем. Они знали, что начальство его не лю-бит… Вроде бы он блаженный, юродивый Христа ради, но знающие люди говорят: целитель редкостный, от любой хвори спасает… Федор Петро-вич докладывал обо всем, что наблюдал в тюрьмах и тюремных больницах, а также при отправлениях арестантских партий, докладывал о расходова-нии денег, отпущенных комитетом на оборудование больниц. Денег всегда не хватало. Гааз добавлял свои, которых ему никогда не возмещали.Хи-трые ухмылочки чиновников, искренне убежденных в том, что он хитрит и хочет выкроить себе прибыток из казенных благотворительных фондов, приводили его в отчаяние. Раньше он сердился, вспыхивал, кричал, пытал-ся доказывать… Всем служащим конторы было известно, что ремонт необ-ходим – от сырости в полуразрушенных помещениях погибали ценнейшие медикаменты. Все причастные к тому ремонту и некоторым другим строи-тельным начинаниям Гааза в больницах знали, что кроме этих казенных по-лутора тысяч он израсходовал еще больше собственных средств и пожертво-ваний, но иск тянулся бесконечно, от него требовали все новых объяснений и оправданий. Лишь в 1845 году наивысшее петербургское начальство окон-чательно признало, что расходы, учиненные доктором Гаазом в 1825 году, были оправданны и действия его в должности штадт-физика были «вполне правильны и законны». Комитет по представлению генерал-губернатора на-значил Федора Петровича главным врачом московских тюрем... На заседани-ях комитета он старался не просто сообщать о том, что происходит в тюрь-мах и что, по его мнению, необходимо сделать, но и объяснял членам комите-та – чиновникам, священникам, врачам, купцам, профессорам университе-та, что их деятельность должна определяться и религиозными, и научными, и правовыми, и нравственными принципами… Болезни бывают причинами преступлений, но еще чаще становятся их последствиями. Арестант, пода-вленный сознанием греха и телесно угнетенный строгим наказанием – уда-рами кнута, клеймами на лице, кандалами, голодом, всеми тяготами тюрем-ной жизни, легко становится жертвой любой болезни… Посему необходи-мо понимать, что есть постоянная связь между преступлением, несчасти ем и болезнью. И добродетельные, благополучные, здоровые люди должны помнить об этой горестной связи. Необходимо справедливое, без напрасной жестокости отношение к виновному, деятельное сострадание к несчастному

и                    призрение больных… Его слушали внимательно.. потом секретарь записы-вал на больших листах решения комитета: ходатайствовать перед министер-ством, дабы наручные, наножные кольца кандалов обшивались кожей или шерстью, дабы оные железные кольца не уязвляли запястий и голеней в жару

и                    морозы; предписать постройку ретирад при тюремных пересыльных тюрь-мах раздельно для мужчин и женщин; учредить дополнительные больнич-ные помещения, отпустить по указаниям доктора Гааза необходимые суммы на оборудование и медикаменты.

Не меньше трех дней в неделю он занимался только арестантскими де-лами. Все остальные дни (часто и ночи) были посвящены другим больным.

Гааз говорит о себе: «… Я стал врачом потому, что я христианин, и я сле-дую всегда побуждениям сердца, повелениям любви. Да-да, сударь мой, именно той христианской любви, о которой апостол сказал, что она выше

и                    веры, и надежды. И мой рассудок следует ей неукоснительно… Любовь врача к ближнему – это прежде всего любовь к страдающему, несчастному, тяжко больному ближнему. Кто более нуждается в нашей любви? Ведь здо-ровым, благополучным людям – я и таких, разумеется, люблю, и таким, если нужно, помогаю – наша любовь как лакомство после сытного обеда. А бес-помощным беднякам наша любовь – хлеб насущный для голодных. И часто единственное спасение от страданий, от смерти».

«Почему я живу здесь? Потому что я люблю, очень люблю многие здеш-ние люди, люблю Москву, люблю Россию и потому, что жить здесь – мой долг. Перед всеми несчастными в больницах, в тюрьмах. Потому что я хоро-шо знаю: я помогаю им, этим несчастным. Помогаю и могу помогать больше, чем кто-либо другой. … – это мой главный долг перед Богом и людьми. А все другое есть пыль, прах. Все – богатство, чины, почет».

«Летом 1847 года в Москве снова объявилась холера. Первых больных в гаазовской больнице принимал сам Федор Петрович и так же, как семнад-цать лет тому назад, приветствуя, каждого целовал, а врачей и фельдшеров учил не бояться заразы…» (Копелев Лев. Святой доктор Федор Петрович Гааз. – СПб.: ПетроРИФ, 1993. Главы « Комитет попечительства о тюрьмах», «Фанатик добра»).

Задание. Что кроме лекарств и назначений, по мнению Викентия Викен-тьевича Вересаева, необходимо для излечения пациента?

Доктор Вересаев пишет: «… Болезнь излечивается не только лекарствами и назначениями, но и душою самого больного; его бодрая и верящая душа – громадная сила в борьбе с болезнью, и нельзя достаточно высоко оценить эту силу; меня первое время удивляло, насколько успешнее оказывается мое лечение по отношению к постоянным моим пациентам, горячо верящим в меня и посылающим за мною с другого конца города, чем по отношению к пациентам, обращающимся ко мне в первый раз; я видел в этом довольно комичную игру случая; постепенно только я убедился, что это вовсе не слу-чайность, что мне, действительно, могучую поддержку оказывает завоеван-ная мною вера, удивительно поднимающая энергию больного и его окружа-ющих. Больной страшно нуждается в этой вере и чутко ловит в голосе врача всякую ноту колебания и сомнения… И веру в себя недостаточно завоевать раз; приходится все время завоевывать ее непрерывно. У больного болезнь затягивается; необходимо зорко следить за душевным состоянием его и его окружающих; как только они начинают падать духом, следует, хотя бы на-ружно, переменить лечение, назначить другое средство, другой прием; нуж-но цепляться за тысячи мелочей, напрягая всю силу фантазии, тонко счита-ясь с характером и степенью развития больного и его близких.

Все это так далеко от простого исполнения предписаний медицины, в котором, как я раньше думал, и заключается все наше дело! Турецкий зна-харь, ходжа, назначает больному лечение, обвешивает его амулетами и под конец дует на него; в последнем вся суть: хорошо излечивать людей спо-собен только ходжа «с хорошим дыханием». Такое же «хорошее дыхание» требуется и от настоящего врача. Он может обладать громадным распозна-вательным талантом, уметь улавливать самые тонкие детали действия сво-их назначений, – и все это останется бесплодным, если у него нет способ-ности покорять и подчинять себе душу больного» (Вересаев, В. В.Записки врача // Повести и рассказы.– Кишинёв, 1982. – Режим доступа: Royallib.ru,Ч XII, с. 67–68).

Задание. Прочитав отрывок из книги Вениамина Александровича Буш-мелева, ответьте, почему эгоистичность – профессионально неприемлемое качество для врача.

«Поистине врачом может быть только человек проникнутый альтру-измом, ибо альтруизм – это есть готовность бескорыстно действовать на пользу другим, не считаясь со своими личными интересами… Каждый врач должен любить людей и обладать высокоразвитым чувством милосер-дия. Давайте зададимся вопросом, а может ли быть корыстный, жадный, за вистливый и проникнутый эгоизмом, себялюбивый человек врачевателем?

Я думаю, что нет, так как эгоизм и медицинская деятельность несовмести-мы… слово «эгоизм» происходит от латинского слова «ego» – «я», и озна-чает себялюбие, предпочтение своих, личных интересов интересам других людей, общественным интересам, пренебрежение ими. По В. И. Далю «эго-ист – это себялюб, самотник, себятник, кто добр к одному себе, а до дру-гих ему нужды нет… Еще хуже, если человек страдает эготизмом, при ко-тором кроме обостренного самолюбия наблюдается преувеличенное мне-ние о своей личности, незабвенная самовлюбленность, честолюбие, тщес-лавие, спесь и хвастовство. Его амбициозность со временем прогрессивно возрастает. Самолюб ставит себя выше всех. Такой индивидуум не спосо-бен на гуманное отношение к окружающим, даже к своим близким и род-ственникам. Он не способен делать добрые дела и очень часто выдает же-лаемое за действительность. Себялюб если и чем-либо жертвует, то только в свою пользу. Склад его характера таков, что на него нельзя положиться… Австрийский клиницист Герман Нотногель в свое время высказал мысль, что «хорошим врачом может быть только хороший человек». Кроме того, врач должен быть добрым человеком» (Бушмелев, В. А. Думы о врачевании и хирургической клинике, или Введение в профессию. – Ижевск: ИГМА, 2012. – С. 5–8).


Задание. На основании врачебного опыта основоположника советской медицинской деонтологии Николая Николаевича Петрова объясните, каков психосоматический эффект ободряющих, тёплых, заботливых слов врача.

« С каким волнением читаются строки нашего прославленного хирур-га – гуманиста Николая Николаевича Петрова («Вопросы хирургической деонтологии»), в которых он описывает как врач – хирург должен всё про-думать, чтобы больной, который готовится к операции, был поставлен в наилучшие условия: как показали современные исследования патофизи-ологов, от исходной настроенности организма, его корково –подкорковых регуляторов и связанных с ними гормональных факторов, состояния кле-ток и органов зависит течение реакции на стрессовую ситуацию. Если есть настроенность активно – оптимистическая, выброс позитивных гармонов гипофиза, надпочечников, половых и пр. будет полноценным, гармонич-ным; если же … эта настроенность будет со старта негативной и стресс бу-дет протекать при ситуации, например, страха, физиологические реакции регуляции будут идти под эгидой торпора, и больной кончит стресс кол-лапсом или шоком.


Каким же простым, но по истине трогательным, человечным приёмом достигал профессор Н. Н. Петров перенастройки (по немецкой терминоло-гии Umstimmung) всей сложной нейро-гуморальной и целлюлярной систе-мы организма! Вечером, накануне операции, он приезжал в клинику и при-саживался к больному. Несколько успокоительных, полных оптимизма и те-плоты слов старого маститого хирурга – и больной обретал спокойную уве-ренность в исходе операции, он отлично спал ночь и в состоянии надежды,не страха ложился на операционный стол. Душевная щедрость и гуманизм большого хирурга не знают границ» (Кассирский, И. А. О врачевании. Про-блемы и раздумья. – Москва: Медицина, 1970. – С. 44).


Задание. Каким, по мнению Евгения Антоновича Вагнера, должен быть врач, чтобы соответствовать ожиданиям пациента?

Доктор Вагнер пишет: «Именно милосердие, сострадание, сочувствие, до-брота диктуют, подсказывают врачу определенный стиль поведения и тон раз-говора. Человек приходит к врачу с «эмоцией ожидания». Он, как правило, на-пряжен, ждет ответа на многие вопросы: серьезно ли то, что с ним происходит, надолго ли он вышел из строя, чем грозит его хворь, как скажется на всей его дальнейшей судьбе, на близких… Он хочет, чтобы те немногие минуты, ко-торые врач находится с ним, были отданы целиком и полностью именно ему, его жалобам, его тревогам. И вся окружающая обстановка, общая дружелюб-ная атмосфера лечебного учреждения должны показать, что здесь ему дей-ствительно хотят помочь, стремятся избавить от страданий. От человека в бе-лом халате должно исходить ощущение спасительной силы. И аура его должна быть именно такой. Только тогда может родиться и окрепнуть доверие к вра-чу, только в такой атмосфере каждая встреча с врачом уже сама по себе прино-сит облегчение. При больном врач обязан быть внимательным, сдержанным и благожелательным.

Болезнь, тем более тяжелая, делает человека, даже са-мого сильного и рассудительного, слабым и нерешительным, по-детски бес-помощным. В его глазах врач – носитель силы, бодрости, уверенности в бла-гополучном исходе… Для того чтобы внушать доверие, врач, как уж гово-рилось, должен быть более сильным нравственно, чем больной. Эту уверен-ность и убежденность хочет ощущать в своем враче каждый человек, и надо непременно идти ему навстречу. Уверенность никогда не следует смешивать с самоуверенностью, самомнением. Если обоснованная уверенность зиждет-ся на знаниях и опыте, то самомнение – на тщеславии и, нередко, на невеже-стве» (Вагнер, Е. А.  Раздумья о врачебном долге. – С. 46, 48,50//В помощь специалисту/tubdisp.medicalperm.ru›).


 


Задание. В каких словах и отношении должны проявляться, по мнению доктора Ричарда Ригельмана, поддержка, понимание, уважение и сочув-ствие, выражаемые пациенту, позволяющие врачу установить с ним отно-шения сотрудничества?

По мнению Ричарда Ригельмана, «При всем разнообразии подходов со-трудничество врача и больного состоит из четырех главных компонентов».

Поддержка. «Поддержка означает, что врач стремится быть полезным больному. Обычно это само собой разумеется и не требует никаких доказа-тельств; однако бывают случаи, когда больной отнюдь не уверен, что врач отстаивает его интересы… Главные ресурсы, вероятно, скрыты в самом больном. Их использование станет возможным, если больной осознает: врач намерен помогать, а не заставлять. Таким образом, составная часть оказы-ваемой врачом поддержки – активизация роли больного в лечебном процес-се. Это справедливо и в случае хирургического вмешательства, когда врач как будто полностью контролирует ситуацию. Хирург – лишь инструмент, который больной берет в руки, чтобы исцелить себя. Добровольное ограни-чение приема наркотических анальгетиков, активное передвижение несмо-тря на боль, энергичное участие в лечении – все это требует от больного чет-кой установки на выздоровление. Эффективность плацебо, способствующе-го самоизлечению, зависит от желания больного выздороветь и, в конечном итоге, – от его уверенности в успехе. Согласие больного на активное участие в лечебном процессе обычно предвещает благоприятный исход.

Понимание. «Когда врач проявляет понимание, больной уверен, что его жалобы услышаны, зафиксированы в сознании врача, и тот их обдумывает. Это чувство укрепляется, когда врач говорит: Я вас слышу и понимаю – или выражает то же самое невербальными средствами: взглядом, кивком головы. Тон и интонация способны демонстрировать как внимание и понимание, так

и                    отстраненность, и отсутствие интереса. Реплики врача типа «Пожалуйста, продолжайте, Расскажите подробнее» или простое повторение услышанного создают у больного ощущение, что его слушают и хотят помочь».

Уважение. «Уважение подразумевает признание ценности больного как индивида и важности его забот. Речь идет не только о согласии выслушать человека – главное показать, что его слова произвели на вас впечатление: необходимо признать значительность происходящих с больным событий. Улучшению взаимопонимания способствует такая, например, фраза: «Ко-нечно, вам приходится много терпеть; вы слишком долго болеете, и ваше огорчение очень естественно и понятно».


Чтобы продемонстрировать уважение, нужно ознакомиться с обстоятель-ствами жизни больного настолько подробно, чтобы общаться с ним как с лич-ностью, а не только как с носителем болезни. Уже само время, потраченное на выяснение личных обстоятельств больного, свидетельствует об уважении врача. Часто все, что требуется, – активно проявить заинтересованность. Важ-ны простейшие вещи типа быстрого запоминания имени и фамилии больного. Невербальное общение способно как подкрепить доверие к врачу, так и раз-рушить его. Если смотреть больному в глаза и сидеть с ним рядом, тот почув-ствует, что его уважают. Без конца прерывать больного или вести в его присут-ствии посторонний разговор – значит продемонстрировать неуважение к нему.

Уместно бывает похвалить больного за терпение, за аккуратное соблюде-ние ваших предписаний. Если больной представил вам свои старые рентгено-граммы, покажите, насколько полезной оказалась эта информация, – возникнет положительная обратная связь. Одна из самых опасных и деструктивных при-вычек врача – склонность к унизительным для своих пациентов замечаниям».

Сочувствие. «Сочувствие ключ к установлению сотрудничества меж-ду врачом и больным. Нужно уметь поставить себя на место больного, взгля-нуть на мир его глазами. Сочувствие можно проявить, высказав сугубо лич-ную оценку ощущений и эмоций больного: Вам пришлось нелегко, было от чего обозлиться. Похоже, все от вас отвернулись, представляю себе, в ка-ком вы были отчаянии. Сочувствуя, мы испытываем чувства другого чело-века. Сочувствие начинается с самого факта нашего присутствия, часто мол-чаливого, с ожидания, когда больной заговорит; если приходится прервать беседу, нужно уверить больного, что вы тотчас вернетесь и дослушаете его.

Врач должен терпеливо выслушивать больного, даже когда тот повторя-ется, давать больному возможность обсуждать причины и возможные по-следствия болезни, свою будущую жизнь. Сочувствие можно выразить, про-сто положив ему руку на плечо, контактируя с ним не только физически, но и эмоционально. Врач должен непрерывно контактировать с больным. Технический прогресс разрушает эту непосредственную связь. Когда врач позволяет машине вклиниться между собой и больным, он рискует лишить-ся своего мощного исцеляющего воздействия.

Взаимодействие между врачом и больным в ходе оказания медицинской помощи – один из главных компонентов успеха . Самое популярное лекар-ство – сам врач, а если взглянуть на это глазами больного, то личность вра-ча – это самое мощное из всех плацебо.

Налаженные взаимоотношения врача и больного не только целитель-ны сами по себе, они усиливают и облегчают воздействие других лечебных вмешательств.

Например, от этих взаимоотношений часто зависит дисци-плинированность больного, т. е. его готовность выполнять врачебные реко-мендации. Аналогичным образом, стремление сотрудничать со своим вра-чом – часто главный стимул к изменению образа жизни, подчас очень труд-ному. Таким образом, сотрудничество врача и больного – необходимое усло-вие успеха лечебных мероприятий» (Ригельман, Р. К. Как избежать вра-чебных ошибок: книга практикующего врача/под ред. М. А. Осипова; пер. с англ. Ю. Л. Амченкова. – Практика, 1994. – С. 163–173).

Задание. Какие действия педиатра, по мнению Станислава Яковлеви-ча Долецкого, позволяют стимулировать эмоциональный комфорт ребёнка во время лечения, а какие ранят психику ребёнка – пациента, разрушают его доверие к врачу?

«Как это утверждение ни банально, но каждый врач должен любить лю-дей и обладать высокоразвитым чувством, которое хорошо определяется старым, вышедшим ныне из обихода термином – милосердие. Нам, детским хирургам, важно уметь почувствовать все то, что ощущает маленький паци-ент, оторванный от привычной обстановки, от родителей. Наверное, силь-нее всего чувство страха. А для этого надо представить себе, что вот так, оторванный от тебя, среди чужих людей лежит твой ребенок, испуганный, больной, одинокий. Тогда появится забота, внимание, ровный и спокойный тон, а главное, приветливая улыбка и ласковое слово – аргументы более ве-ские, нежели принесенный в кармане леденец. Впрочем, и он иногда полезен.

Среди принципов врачевания в детской хирургии особо выделяются два. Первый – необходимость понять характер ребенка. Кстати, при небольшом желании это значительно легче, чем понять характер взрослого. Ребенок еще не научился скрывать свои чувства, он весь как на ладони. Знание характе-ра поможет не только общению и контакту с ребенком, но и влиянию на него в трудные минуты.

Второй принцип – никогда не обманывать доверие ребенка.

До сих пор у меня стоит перед глазами сцена, которая произошла много лет назад на лекции по кожным болезням. Женщина – врач демонстрирова-ла нам больную девочку.

– Повернись-ка спинкой, – сказала она, – я тебе ничего делать не буду,затем быстрым и ловким движением сорвала марлевую салфетку, при-липшую к большой язве на спине. Нас сразу оглушил и вид этой отврати тельной язвы, и громкий крик испуганной девочки. Я хорошо помню, что острее всего тогда почувствовал обиду: зачем же ее так ни за что обману-ли? И хотя сейчас мне ясно, что лектор не была педиатром и не имела вре-мени на длительные уговоры ребенка, который наверняка начал бы пла-кать, но это не уменьшает жестокости ее поступка» (Долецкий, С.Я. Мысли в пути.– М.: Советская Россия, 1977. Часть «Врачевание»//DookReader| http:// bookre.org/reader?file=103489).

Задание. В чём, по мнению Ибрагима Ахмедхановича Шамова, состоит лечебный потенциал слова врача?


 


«Наиболее деятельным союзником болезни является уныние больного. Развей его, поговори с больным душевно. Помни: слово врача – сильнодействующее лечебное средство. Применяй его умело, и ты достигнешь больших успехов… В искусстве врачевания издавна большое значение придается умению врача вести задушевную​, теплую беседу с больным человеком. Целительное действие слова врача было подмечено еще в глубокой древности. В старинных​ трудах иранских врачей читаем: «Три орудия есть у врача – слово, растение и нож». Именно слово врача создает ту душевную настроенность больного, которая является ценнейшим фактором в излечении​. В значительной степени в беседе с врачом больной обретает веру в своё вы​ здоровление, а это уже половина​ выздоровления.

Слово врача может оказать влияние не только на душевное состояние, но и на тело человека, на все жизненно важные функции организма. В большинстве​ случаев после беседы с врачом у многих даже тяжелобольных на-ступает не только субъективное, но и значительное объективное улучшение состояния. Нередко больным становится​ лучше в первые же часы после общения​ с врачом, еще до приема каких-либо медикаментов​. Верно учил знаменитый русский невропатолог В. М. Бехтерев, что «плох тот врач, после беседы с которым больному не стало легче. В целом теплое общение врача с больным, его задушевная беседа, участливость, внимательность​, проявление заинтересованности в распознании болезни и избавлении от страданий создают у больного хорошее настроение​, снимают напряженность, страх, придают ему веру в успех, которая, как уже говорилось, имеет исключительно важное значение в выздоровлении больного. Потеря веры во врача нередко делает неэффективным самое квалифицированное лечение…» (Шамов, И. А. Искусство врачевания. – Махачкала, 2012. – С. 7–11).


 


Раздел 4. ЭТИКЕТ

В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВРАЧА

Существует различие между нормами этикета и моральными нормами. Моральные нормы регламентируют ту или иную ипостась добра в наме-рении, мотивации. Предметная реализация доброго намерения – это сво-бодный выбор моральной личности, который может проявляться в разных действиях, а последние моральной нормой конкретно не оговариваются.

Этикетные правила обязательно оговаривают внешние предмет-ные действия (слова и фразы, жесты, мимику, телодвижения), в кото-рых закодирована некая ипостась добра, а именно уважение к друго-му человеку. Этикетные правила необходимы, чтобы поддерживать атмосферу взаимного уважения людей.

Этикет это правила поведения, выражающие внешние формы уважения к участникам общения и профессионального воздействия.

В                    медицинском сообществе выражение уважения необходимо как между членами сообщества, так и в отношении медицинских работни-ков к пациентам. Соблюдение норм этикета позволяет сохранить бла-гожелательный стиль общения, благодаря присущим им свойствам.

Нормы этикета – это символические формы уважения к партнёрам по общению. Соблюдение норм этикета помогает в большей или меньшей степени сохранять позитивный тон общения даже тогда, ког-да настроение и эмоциональное состояние участников общения не по-зитивны, а общение вынужденное и нежелательно для одной из сто-рон. Выражение уважения к людям с помощью норм этикета помогает нейтрализовать внешние проявления раздражения, недоброжелатель-ности, плохого настроения участников общения, не позволяя в словах, мимике, жестах излить на партнёра по общению оскорбительные чув-ства, негативные эмоции, спровоцировать его на ответное раздражение и грубость, обиду и недовольство. Партнёр по общению принимает символы уважения как сигналы позитивного отношения к себе и готов ответить взаимным уважением и готовностью к сотрудничеству. При отсутствии позитивного сигнала в общении неловкое внешнее пове-дение одного партнёра может быть воспринято другим партнёром как негативное отношение к себе, даже если такового на самом деле нет, стать источником обиды, неудовлетворённости, негативного настроя.

Наличие готовых стереотипов, заключённых в этикетных правилах, избавляет человека от необходимости конструировать каждый раз за-ново схемы общения. Владея отобранными человечеством шаблонами уважительного общения, можно быстро, без напряжения, замешатель-ства, смущения, выразить доброжелательность и понимание по отноше-нию как к малознакомому, так и знакомому человеку. Существуют древ-ние традиции, определяющие этикет медицинского работника.

Речь медицинского работника

Речь медицинского работника – наиважнейший способ выражения уважения в профессиональном общении. Доброжелательное привет-ствие, ободряющее произнесение имени –отчества взрослого пациен-та или имени пациента – ребёнка, вопросы, заданные с интонацией заинтересованности проблемой пациента, спокойные и убедительные интонации речи врача, объясняющего причины и прогнозы болезнен-ного состояния, понятное больному объяснение рекомендаций и ле-чебных назначений – это те элементы речевого общения, которые соз-дают атмосферу сотрудничества и доверия между врачом и пациен-том и позитивный настрой на лечение.

Речь медицинского работника

Речь медицинского работника – наиважнейший способ выражения уважения в профессиональном общении. Доброжелательное привет-ствие, ободряющее произнесение имени –отчества взрослого пациен-та или имени пациента – ребёнка, вопросы, заданные с интонацией заинтересованности проблемой пациента, спокойные и убедительные интонации речи врача, объясняющего причины и прогнозы болезнен-ного состояния, понятное больному объяснение рекомендаций и ле-чебных назначений – это те элементы речевого общения, которые соз-дают атмосферу сотрудничества и доверия между врачом и пациен-том и позитивный настрой на лечение.

Неуместное для врача речевое поведение может состоять в том, что врач не здоровается, не смотрит на пациента, не предлагает при-сесть, задаёт формальные вопросы, не оторвав взгляда от бумаг, гово-рит грубо и нервозно, неуместно шутит относительно состояния боль-ного, фамильярно обращается к пациенту без учёта возраста и осо-бенностей личности, в присутствии пациента разговаривает с колле-гами на личные темы, сплетничает. Такая речь с первых минут обще-ния с врачом пробуждает у пациента неудовлетворённость и недове-рие как к врачу, так и медицинскому учреждению, блокирует форми-рование установки на излечение.

Внешний вид медицинского работника

Во внешнем виде представителя профессии закодирована инфор-мация о тех качествах, которые позволяют работнику хорошо выпол-нять его профессиональные обязанности.

Одежда медицинского работника. Гигиеническая функция. Врач общается с больными в специальной одежде, чистой, простерилизо-ванной, отглаженной. Она необходима вместе со специальной обувью, фартуками, масками, перчатками, защитными очками, как средство профилактики инфекций, связанных с оказанием медицинской по-мощи и как средство индивидуальной защиты. С одной стороны, ин-дивидуальные средства защиты оберегают медицинского работника от контакта с инфекцией , например, когда существует риск попадания брызг крови или других биологических жидкостей пациента на кожу медицинского работника, или при прямом контакте с биологически-ми жидкостями, а также защищают в случае распространении инфек-ции воздушно – капельным путём. С другой стороны, медицинская одежда и все средства индивидуальной защиты, оберегают пациентов от передачи медицинским работником инфекции от одного пациента

к                    другому и распространения внутрибольничной инфекции, благода-ря тому, что регулярно обрабатываются с целью уничтожения инфек-ции, либо используются однократно, а затем утилизируются.

Символическая функция. Одежда на протяжении тысячелетий истории человечества была знаком принадлежности субъекта либо

к                    какому-либо сословию, либо к какой – то профессиональной группе. Белый халат в ХХ веке стал знаком принадлежности к медицинскому сообществу и носителем тех значений, которые общество вкладывало в представление о врачах.

Медицинская одежда нивелирует те внешние и личностные осо-бенности медицинского работника, знание которых пациентом может помешать установлению с ним доверительных отношений. Некото-рые особенности обыденного облика врача (например, знаки принад-лежности к молодёжной субкультуре, экстравагантная стрижка или укладка волос, броский макияж, слишком бедная или слишком бога-тая одежда) могут отталкивать одних пациентов и вызывать излиш-ний интерес и притяжение к личности врача, мешающие лечебному взаимодействию, со стороны других пациентов. Медицинская одежда позволяет в облике врача сделать акцент на знаках профессиональной роли, закрыв для восприятия пациентом остальные роли врача, в ко-торых он может выступать во внерабочее время.

Облик врача как выражение ценностей здорового образа жизни.

Не только одежда, но и лицо, тело, мимика, взгляд врача, являются сим-волическим выражением профессиональных ценностей и жизненных ценностей, сигналами, которые либо настраивают на доверие к врачу, либо настораживают и сообщают о том, что врачу не стоит доверять.

Здоровый цвет лица и комплекция тела, приветливая лучистость глаз, доброжелательная мимика свидетельствуют о том, что врач в жизни умеет поддерживать своё физическое и душевное здоровье, может быть образцом должного отношения к своему телу и позитив-ного эмоционального настроя, примером для пациентов.

     Знаки пристрастия к алкоголю на лице, запах алкоголя и табака, мутные глаза, сутулая осанка, отведённый в сторону взгляд, мими-ка безразличия или мрачности – сигналы для пациента, что врач име-ет нездоровые пристрастия, а его отталкивающий людей душевный настрой вызывает чувства неуверенности, настороженности и недоверия больных, которые мешают установлению сотруднического вза-имодействия с пациентами и блокируют их доверие.

ОПЫТ И МНЕНИЕ ВРАЧЕЙ

Задание. Опишите качества врача, от которых, по мнению Гиппократа, зависит его авторитет в глазах пациентов.

«Врачу сообщает авторитет, если он хорошего цвета и хорошо упитан, соответственно своей природе, ибо те, которые сами не имеют хорошего вида в своем теле, у толпы считаются не могущими иметь правильную за-боту о других. Затем ему прилично держать себя чисто, иметь хорошую одежду и натираться благоухающими мазями, ибо все это обыкновенно приятно для больных… Что касается до внешнего вида врача, пусть он бу-дет с лицом, исполненным размышления , но не суровым, потому что это показывает гордость и мизантропию. Тот врач, который изливается в сме-хе и сверх меры весел, считается тяжелым, и этого должно в особенности избегать… Врачу следует иметь своим спутником некоторую вежливость, ибо суровость в обращении мешает доступности к врачу как для здоро-вых, так и для больных. Особенно же ему должно наблюдать за самим со-бой, чтобы не обнажать многих частей тела, и чтобы с людьми не заводить разговоров о многих предметах , а только о необходимых, ибо это считает-ся некоторым насильственным побуждением к лечению. Ничего не надо делать ни излишнего, ни для воображения… Во время прихода к больному тебе следует помнить о месте для сидения, о внешнем приличии, об одеж-де, о краткословности» (Гиппократ. О враче // Сочинения: в 3 т. – М.: Го-сударственное издательство биологической и медицинской литературы. – 1936. – Т. 1. – С. 97).

Задание . Какие особенности внешнего облика врача, его манер и речи, по мнению Матвея Яковлевича Мудрова, производят благоприятное впе-чатление на пациентов и их родственников?

«Врач, по словам Гиппократа, для получения к себе доверенности и для важности стараться должен иметь свежий цвет лица и здоровое крепкое тело, ибо о худощавом и вялом думают, что он ни в себе ни другим помочь не в си-лах. Его наружность должна быть чиста, платье приличное, масть несколько благовонная, а не душистая. Сим образом он будет приятен для больных… Касательно обращения, лицо должно изображать вид благоразумия без же-стокости, чтобы не показаться гордым и бесчеловечным. Кто склонен к сме-ху и слишком весел, тот в тягость больным, чего крайне избегать должно… При входе к больному помни, как себя держать должно: поступать скромно, одеваться пристойно, соблюдать важность, говорить коротко, делать без то-ропливости, употреблять всё рачение, отвечать благоразумно на противоре-чия, не терять себя при замешательстве домашних, быть строгу в обличении беспорядка, готову к услужливости.

Почему медицину нужно соединить с мудростию (sophia), ибо всё, что нужно для мудрости, требуется и для медицины: презрение богатства, це-ломудрие и стыдливость, умеренность в одежде, важность, рассудок, при-ветливость, чистоплотность, разговор короткий, познание полезных ве-щей для жизни и очистительных лекарств, удаление от суеверий» (Мудров, М. Я. Слово о благочестии и нравственных качествах Гиппократова врача // Избранные призведения.. – М.: Издательство Академии Медицинских наук СССР, 1949. – С. 176–177, 181–183).

Задание. Почему, по мнению Станислава Яковлевича Долецкого, внешний облик и манеры врача влияют на эффективность лечения?

а                    «Иногда мы забываем о необходимости вызывать в больных или их роди-телях чувство уважения к себе. Прекрасно написано у Гиппократа о внеш-нем облике врача, который должен быть спокоен и приветлив, скромно и хо-рошо одет и пр. Ведь пациент испытывает сомнение, видя чрезмерно мол-чаливого или чрезмерно болтливого доктора, одетого ультрамодно или без-вкусно и небрежно. У меня создается впечатление, что, несмотря на прогресс науки и новые мощные лекарственные средства (антибиотики, гормональ-ные препараты и др.), современные медики порой помогают больному мень-ше, чем наши предшественники лет 30–50 назад. Внимание к человеку, ин-дивидуальная забота, неторопливость – все это внушало доверие к сове-там врача и мобилизовывало внутренние ресурсы больного, его волю, силы, поэтому зачастую приводило к значительному успеху» (Долецкий, С.Я. Мысли в пути. М.: Советская Россия, 1977. Часть «Врачевание»/Dook Reader| http://bookre.org/reader?file=103489).

Задание. На основании мнения Льва Александровича Лещинского объяс-ните, почему пациенты нуждаются в вежливости и деликатности врача.

«Вежливость, такт, деликатность, сердечность – лейтмотив общения вра-ча с больным, его близкими… Вежливость – простейший и первейший акт служения больному… Вежливость – это уже акт помощи и сочувствия силь-ного, здорового, обученного, готового помочь больному, страдающему, при-шедшему за помощью. Высшей формой вежливости и внимания к личности больного является такт, деликатность, которыми должны обладать все вра-чи и проецировать эти качества на всех без исключения пациентов…» (Ле-щинский, Л. А. Медицинская этика и деонтология: учебное пособие. – Изд. 2 е. – Ижевск: «Экспертиза», 2002. – С. 36).

Задание. Какие ценности врачебной профессии, по мнению Вениамина Александровича Бушмелева, олицетворяет белый халат?

«К этическим нормам в медицине относится и внешний облик врача. Еще Гиппократ подчеркнул, что врач должен быть спокоен и приветлив, скром-но и аккуратно одет. Символом чистоты и скромности всегда была принятая еще в древности форма врача – белый халат. Вот что написал в своей кни-ге «Поэзия и проза врачевания» казанский профессор Роман Аронович Кам-бург: «Белый халат олицетворяет чистоту тела и духа. Одевая его, мы отго-раживаемся от многого, освобождаемся от одних предрассудков и приобре-таем другие. Халат отделяет врача от больного. Отделяет, но не отдаляет. Ха-лат не форма, а символ, которому нужно соответствовать. Врач должен воз-вышаться над пациентом не телом, а духом. Мелкие душонки и белый ха-лат – безобразное сочетание». Поэтому каждый из тех, кто имел дело с меди-циной, не раз невольно замирал, услышав песню Э. Колмановского на слова поэта Л. Ошанина «Люди в белых халатах» в исполнении прекрасного пев-ца Владимира Трошина:

«Вечный подвиг – он вам по плечу.

Ваши руки бессонны и святы.

Низко вам поклониться хочу,

Люди в белых халатах.

Люди в белых халатах,

Низко вам поклониться хочу».

В дополнение к этому следует добавить стих одного современного поэта: «В халате белом, с руками сильными,

Всегда умелыми, оперативными

В                    борьбе с болезнями вы – беззаветные.

И нет полезнее призвания этого…».

В                    настоящее время произошло опошление вида медицинского халата, особенно это заметно в хирургических клиниках. Появилась мода заменять белый халат рабочим костюмом (свободные рубаха и шаровары), которые предназначены только для работы в операционных и манипуляционных ка-бинетах, а не для присутствия в таком виде вне операционного зала. Появле-ние медицинского работника, одетого в «исподнее» в общественных и дру-гих местах лечебного учреждения, особенно за его пределами, всегда вызы-вает недоуменный вид. Врач, облаченный в рабочий хирургический костюм, как правило, мятый и замызганный, всегда имеет небрежный, неопрятный вид, и создаёт в целом безобразное впечатление. У любого пришедшего че-ловека в такое лечебное учреждение со стороны, всегда возникает к врачу недоверие и отсутствие уверенности в его добросовестности. По – моему, та-кому явлению не должно быть места в солидном ЛПУ.

В                    последние годы такую искаженную форму медицинского одеяния ста-ли применять студенты и практиканты. Группа студентов, которая приходит

в                    клинику на практические занятия, облаченная разношерстно, имеет вид разнузданной толпы, как будто явившаяся на топ-шоу.

в                    свою бытность, в родной для меня клинике госпитальной хирургии был заведен строгий порядок: каждый сотрудник, независимо от ранга и подчи-нения, должен быть на рабочем месте одет в глухой хирургический халат с засученными по локоть рукавами и обязательно в хирургической шапочке или косынке. Руководитель клиники профессор Александр Иванович Звереврабочей обстановке всегда выглядел подтянутым, в белоснежном халате, никогда сам не нарушал заведенный порядок и строго требовал его выпол-нения. Помню, как он не раз просил удалиться из аудитории присутствую-щих, одетых не по форме, чтоб они привели себя в надлежащий вид. И хотя в то время здание больницы было весьма неприглядным, лечебное учреж-дение выглядело солидно, и клиника пользовалась авторитетом, благодаря внешнему и дисциплинированному облику ее сотрудников. Так, что вид вра-ча, также относится к моральному облику медицинского работника» (Буш-мелев, В. А.  Думы о врачевании и хирургической клинике, или Введение в профессию. – Ижевск, 2012. – С. 42–43).


Задание. В чём, по мнению Ибрагима Ахмедхановича Шамова, состоит лечебный потенциал внешнего облика и слова врача?

«Больной взволнован и испуган. Улыбнись, подбодри его добрым выраже-нием своего лица, жестом, мимикой, будь к нему предельно внимателен. Выслу-шай его не перебивая, дай ему выговориться, излить свою боль – и ты уже заво-евал больного, наполовину решил задачу лечения… от того, как врач встретит его, как поговорит с ним, как его осмотрит, во многом зависит дальнейшее тече-ние заболевания, настроение и состояние здоровья этого человека.

Больному становится легче уже от одного вида врача, от его улыбки, при-ятной наружности и врачующей одежды – белого халата и шапочки. И наш долг – дарить больному эти элементы врачевания… Воздействие врача на больного начинается​ с момента первой встречи, когда еще не произнесе-но ни слова. От того, как врач выслушает его жалобы, как опросит, как по-смотрит​ на него, какое уделит ему внимание, во многом зависит дальнейшее состояние больного​.

Врачебная практика на каждом шагу подтверждает​ то, что больной всег-да явно и тайно​ наблюдает за врачом, изучает его жесты, выражение лица и делает свои выводы. Незаинтересованность​, равнодушие по отношению к больному человеку несовместимы с врачебной​ профессией. Спешка, даже случайный нетерпеливый или небрежный жест врача – и настроение больного испорчено надолго, а в состоянии его наступает крутой изгиб ухудшения​. Общение врача с больным есть своеобраз​ный ритуал, и здесь должен быть соблюден свой этикет… Невнимательность врача, как правило, очень болезненно переносится больными. Муса Джалиль в своем замечательном стихотворении «Выздоровление» писал:

Я                    болел, уже совсем был плох, Истощил аптеку по соседству.

Но бледнел, худел все больше, сох

– Все мне были бесполезны средства. Время шло. Пришлось в больницу лечь, Но и здесь я чах в тоске недужной.

Не о той болезни, видно, речь: Тут лечить не тело – душу нужно. Это-то и поняла одна Девушка, мой новый врач палатный: Укрепляла сердце мне она Взглядами, улыбкою приятной.

Ну, конечно, был тогда я хвор,

Верно, и физической болезнью,

Но определил врачебный взор

Главное и чем лечить полезней.

Эти строки красноречиво говорят о значении​ поведения врача у посте-ли больного, его умении понять человека, умении лечить не только тело, но и душу. Кстати, Муса Джалиль тонко отразил важность и личного оба-яния в успехе лечебной деятельности врача. Не только жесты, мимика, но и внешний вид врача​ являются важными врачующими факторами​… Больной очень внимательно наблюдает за тобой, ловит каждое твое слово, жест. Помни: слово лечит, но и слово ранит! Может ранить и жест, и даже твой взгляд!» (Шамов, И. А. Искусство врачевания. – Махачкала, 2012//dgma. ru›files/person/shamov/, С. 2–11).

Задание. Какие, по мнению Николая Александровича Орлова, нормы веж-ливого приветствия и обращения к пациентам необходимо соблюдать врачу?

«У больного могут вызвать чувства брезгливости, глубокого неуважения врач , медсестра, студент в грязных, мятых халате, рубашке, шапочке, брю-ках, с грязными руками, неухоженными ногтями, небритой физиономией, вульгарной косметикой, с запахом водочного перегара или кариозных зубов, приторных духов или одеколона, с низкой культурой жеста, мимики, речи

«ЗДРАВСТВУЙТЕ!» (ключ к общению)

«Здравствуйте!» – то есть будьте в хорошем здоровье. Это главное в жизни. 

Лучшим началом для нового знакомства с пациентом и каждой но-вой встречи является прекрасное приветствие и одновременно пожелание: «Здравствуйте»… (В. Солоухин).

…Каждый день и каждый разговор начинаем с приветствия. Форм при-ветствия очень много и каждая имеет свой кодекс (М. Я. Яровинский).

Согласитесь, что приветствие (речевое или жестовое) – ключ к повсед-невному общению. Нередко мы даже подсознательно, легко, естествен-но, непринужденно, традиционно приветствуем друг друга: «Здравствуй, здравствуйте, будьте здоровы». Удивительно простые и емкие слова , кото-рыми мы желаем друг другу главного нашего богатства – здоровья, а, следо-вательно, счастья, полнокровной, радостной жизни… Наше «здравствуйте» воспринимается больным независимо от его настроения, характера, культу-ры искренним пожеланием ему быть здоровым, готовностью помочь. Мне, как правило, приходится иметь дело с коллегами, которые доверительно, до- брожелательно приветствуют своих пациентов. Однако есть и нелепые ис-ключения, когда врач, медсестра , студент не здороваются с больными, яко-бы из-за суеты житейской. И это воспринимается как демонстрация безраз-личия. По манере здороваться с больными, можно судить о нашей общей

       

и                    профессиональной культуре… Среди молодых коллег, включая и студен-тов, все еще бытуют вульгарные формы приветствия. К сожалению, «приве-тик», «салютик» иногда адресуются и больным. Пример: юный врач заходит в плохо освещенную палату тяжелых онкологических больных и бодрым, хорошо поставленным голосом приветствует: «Ну, салютик!.. У вас уютно, как в склепе… Так давайте же сеять зерна добра и уважения к человеческо-му достоинству больного и коллеги и не позволять себе любые отклонения от простых и традиционных ритуалов приветствия…

и                    больным на «вы». Я глубоко убежден, что обращение к больному вра-ча или студента на «ты» есть фамильярное, панибратствующее заигрыва-ние, а в итоге – демонстративное унижение человеческих достоинств боль-ного. Вы заметили, что «тыкающие» врачи и студенты «тыкают» лишь лю-дей более ранимых, деликатных, беззащитных, рассчитывающих на мило-сердие. Любопытно, что не «тыкают» того, кто сможет нахамить агрессив-но, беспардонно отпарировать унизительным «ты», излиться откровенной злобой, неприязнью. Моральный кодекс врача и студента диктует не толь-ко обязательное «вы» в обращении с больными, но и рекомендует забыть, изъять из употребления слова – обращения «больной» или «пациент», пред-лагает запомнить его имя, отчество и широко ими пользоваться в общении. Это суждение должно стать аксиомой общения с больными. Напоминание больному о том, что он болен, не может вызвать положительных эмоций, ибо лишний раз акцентирует его внимание на драме, беде, а то и трагедии. Да и с психологической позиции обращение человека к человеку по имени и отчеству во всех житейских ситуациях звучит более доброжелательно, уважительно, доверительно… Нельзя признать удачной распространенную форму обращения врачей и студентов «мамаша», «папаша», так как она со-держит в себе элемент фамильярности. К числу неэтичных обращений я от-ношу псевдоласкательные: «голубушка», «бабулечка», «золотце», «милоч-ка», «голубчик», «бабуся», «дедуся» и прочие… Не вызовут уважения врач и студент, которые при обследовании больного непринужденно усаживают-ся на постель больного, вертят в руках фонендоскоп или ручку, покачивают ногами, причесываются. Необходимо всегда помнить, что рабочее место свя-то, оно находится у постели больного, а не на ней» (Орлов, А. Н. Основы кли-нической биоэтики. – Красноярск, 2000. – С. 2–9).


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Профессионально необходимые личностные качества врача не мо-гут возникнуть спонтанно и одномоментно. Их формирование – за-бота не только педагогов, которые обучают будущих врачей. Педаго-ги дают знания, создают ситуации их тренировки, но этого недоста-точно. Без личной мотивации и намерения будущего врача или мо-лодого специалиста взрастить в себе личностные качества, укоренён-ные глубоко на уровне психических установок, сознания и подсозна-ния, чувств и интеллектуального знания – невозможно. Профессио-нально значимые личностные качества взращиваются и тренируют-ся, если студент или молодой специалист понимает их смысл, осозна-ёт их важность для своего профессионального созревания и стремит-ся культивировать их в себе. Данное пособие может помочь студенту или молодому специалисту понять и осознать сущность и смысл про-фессионально значимых личностных качеств врача.


ВОПРОСЫ ДЛЯ КОНТРОЛЯ

  1. Если у врача развиты волевые и интеллектуальные качества, но не сформированы эмоционально – нравственные качества, то в чём может проявляться ущербность его работы с пациентами?
  2. Если у врача не развиты волевые качества, то как это может по-влиять на его профессиональное развитие?
  3. В чём состоит нравственный аспект реализации интеллектуаль-ных качеств врача?
  4. Какие особенности причинения вреда пациенту возможны в слу-чае отсутствия сформированных волевых качеств врача?
  5. Какой тип личностных качеств врача необходим прежде всего для реализации сотруднической модели отношения к пациенту?
  6. Какие чувства может вызвать у пациента грубость, невежли-вость, раздражительность врача?
  7. В чём состоит суть лечебного эффекта, который может иметь личность врача на пациента?
  8. Как вы понимаете афоризм «слово врача лечит»?

с                    Каков должен быть внешний облик врача, чтобы у пациента с первых моментов общения возникло к нему доверие?

  1. В какой степени соблюдение норм этикета важно для создания отношений сотрудничества с пациентом?
  2. Какое влияние на создание отношений сотрудничества с па-циентом имеет внешний вид врача?
  3. Может ли внешний вид врача повлиять на его авторитет в гла-зах пациента?
  4. Неразвитость каких личностных качеств врача может быть причиной морального вреда, причинённого пациенту?
  5. Неразвитость каких личностных качеств может быть причи-ной прямого вреда, причинённого пациенту?
  6. Неразвитость каких личностных качеств врача может быть причиной ятрогенных заболеваний?


 


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ОСНОВНАЯ

1.  Шамов, И.А. Биомедицинская этика: учебник / И. А. Шамов. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2014. – 286 с. – Режим доступа: ЭБС «Консультант студента».

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ

2.  Бушмелев, В. А. Думы о врачевании и хирургической клинике, или Введение в профессию / В. А. Бушмелев. – Ижевск: ИГМА, 2012. – 76 с. – Режим доступа:/http://yapisatel.com/text/2334.

3.  Вагнер, Е. А. Раздумья о врачебном долге / Е. А. Вагнер. – 2 е изд., испр. и доп. – Пермь: Кн. изд-во, 1991. – 245 с. – Режим доступа: http://tgma-pediatr.ru/wp-content/uploads/E_A_Vagner_-_Razdumya_o_ vrachebnom_d.pdf

4.  Вересаев, В. В. Записки врача / В. Вересаев / Повести и расска-зы. – Кишинёв, 1982. – Режим доступа: Royallib.ru, Ч III.

5.  Гиппократ. Сочинения: в 3 т. / Гиппократ. – М.: Государствен-ное издательство биологической и медицинской литературы, 1936. – Т. 1. – 738 с.

6.  Долецкий, С. Я. Мысли в пути / С.Я. Долецкий. – М.: Сов. Рос-сия, 1977. – 703 с. – Режим доступа: Dook Reader| http://bookre.org/ reader?file=103489.

7.  Кассирский, И. А. О врачевании. Проблемы и раздумья / И. А. Кассирский. – Москва: Медицина, 1970. – 272 с.

8.  Кассирский, И. А. Воспоминания о профессоре В. Ф. Войно-Ясенецком / И. А. Кассирский // Наука и жизнь. – 1989. – № 5. – С. 76–89. – Режим доступа: http://pki.botik.ru/articles/p voyno1989kass.pdf.

9.  Копелев , Л.3. Святой доктор Федор Петрович Гааз / Л. З. Ко-пелев. – СПб.: ПетроРИФ, 1993. – 191 с. – Режим доступа://http://www. bibliotekar.ru/604/index.htm.

  1. Лещинский, Л. А. Медицинская этика и деонтология: учеб-ное пособие / Л.А. Лещинский. – Изд. 2 е. – Ижевск: «Экспертиза», 2002. – 116 с.
  1. Мудров, М. Я. Слово о благочестии и нравственных каче-ствах Гиппократова врача / М.Я. Мудров // Избранные призведения.– М.: Издательство Академии Медицинских наук СССР, 1949. – Режим доступа: file:///C:/Users/1/Documents.html.
  2. Орлов, А. Н. Основы клинической биоэтики / А.Н. Орлов. – Красноярск, 2000. – 356 с. – Режим доступа: http://www.studfiles.ru/ preview/548334.

с                    Ригельман, Р. К. Как избежать врачебных ошибок: книга практикующего врача / Р.К. Ригельман; под ред. М. А. Осипова; пер. сангл. Ю. Л. Амченкова. – М.: Практика, 1994. – 203 с. – Режим досту-па: http://litrus.net/book/read/76304.

  1. Силуянова, И. В. Биоэтика в России: ценности и законы: учеб. пособие для мед. и фарм. вузов / И. В. Силуянова. – Москва: ЗАО Лите-ра, 1997. – 223 с. –Режим доступа: http://lf.rsmu.ru/334.html
  2. Шамов, И. А. Искусство врачевания / И.А. Шамов. – Махач-кала, ИПК ГБОУ ВПО «Даггосмедакадемия», 2012. – 160 с. – Режим доступа: dgma.ru›files/person/shamov.


Учебное издание

В.Н. Левина

ЛИЧНОСТНЫЕ КАЧЕСТВА ВРАЧА  

В СОТРУДНИЧЕСТВЕ С ПАЦИЕНТОМ

Учебное пособие

В авторской редакции

Компьютерный набор В.Н. Левина

Вёрстка и оригинал-макет М.С. Широбокова

Подписано в печать 27.07.2016 г. Формат 60×84/16

Гарнитура «Times New Roman». Усл. печ. л. 3,5. Уч.-изд. л. 3,2.

Тираж 30 экз. Заказ 18

Отпечатано на оборудовании РИО ГБОУ ВПО ИГМА

426034, г. Ижевск, ул. Коммунаров, 281

Качество оказания медицинской помощи населению страны, оптимальное использование ресурсов системы здравоохранения, повышение ее эффективности напрямую зависят от уровня подготовки медицинских специалистов, их способности применять новейшие достижения медицинской науки, современные методы диагностики и лечения заболеваний, обеспечивать профилактическую направленность ведения пациента.

Для обеспечения качества медицинской помощи врач должен постоянно совершенствовать свои профессиональные качества. В данном аспекте в республике формируется система непрерывного медицинского образования, которое может быть реализовано посредством программ дополнительного профессионального образования (очное обучение (практические занятия, лекции, семинары, мастер-классы, клинические разборы и обсуждения и т. д.) с итоговыми экзаменами) и образовательной активности (дистанционное обучение (дистанционные лекции, вебинары, электронные учебные модули и т. д.) с итоговыми тестами для контроля).

9 февраля в Приднестровском государственном университете стартовал пилотный проект курсов повышения квалификации врачей. Организационное собрание со 150 врачами всех специальностей и категорий было проведено Центром непрерывного образования ПГУ с участием начальника Управления контроля и ревизии в сфере здравоохранения Министерства здравоохранения ПМР Оксаны Борисовны Довгопол и декана медицинского факультета Ростислава Владимировича Окушко.

Директор Центра непрерывного образования ПГУ Ирина Борисовна Левицкая сообщила, что с 12 февраля в университете реализуется программа дополнительного профессионального образования «Доказательная медицина» для врачей всех специальностей и категорий. Цикл читает декан медицинского факультета, кандидат медицинских наук, доцент Ростислав Владимирович Окушко.

Программа цикла рассматривает необходимость применения профилактических, диагностических и лечебных мероприятий, исходя из имеющихся доказательств, ознакомление специалистов медицины с новыми способами получения данных и инновационными открытиями в сфере медицины. Такие доказательства врачи получают в результате поиска, сравнения, обобщения и далее активно используются в интересах пациентов. Курсы позволят обменяться бесценным опытом и взглядами на клинические и параклинические задачи и проблемы в доказательной медицине. Главной целью курсов, отмечают руководители цикла, является приобретение умения комплексно рассматривать проблему обращающего пациента к специалисту.

Слушателями первого цикла стали 50 практикующих врачей, которые для прохождения практической части курсов были разделены на 4 группы.

Следующий цикл «Доказательная медицина» планируется на конец марта.

Как сообщила директор ЦНО Ирина Борисовна Левицкая, это начало большой программы, которую будет реализовывать Приднестровский госуниверситет совместно с Министерством здравоохранения Приднестровской Молдавской Республики по поручению Правительства Приднестровской Молдавской Республики. В ближайшее время планируются также курсы по общей хирургии, травматологии, педиатрии, терапии и акушерству и гинекологии.

Александрия Логвинова.

Республиканская студенческая олимпиада по учебным дисциплинам профессионального цикла среди студентов организаций среднего профессионального образования медицинского профиля прошла на базе медицинского факультета ПГУ 27 марта. В ней приняли участие студенты 4 курса Тираспольского и Бендерского медицинских колледжей.

Как рассказала заместитель начальника управления профессионального образования главного управления науки и инновационной деятельности министерства просвещения Галина Михайловна Пименова, это второй тур олимпиады. Первый тур проходил на базе организаций профессионального образования. «По учебной дисциплине «Анатомия и физиология человека» принимают участие студенты по специальности Лечебное и акушерское дело, по разделу междисциплинарного курса «Фармакология» – студенты по специальности «Фармация», - отметила Галина Михайловна.

По словам организаторов, задания для олимпиады разрабатывала экспертная группа, в состав которой вошли педагогические работники медицинского факультета Приднестровского госуниверситета. «Содержание олимпиадных заданий соответствует требованиям государственных образовательных стандартов, по которым осуществляется подготовка медицинских работников республики. Оценивать олимпиадные задания будут представители медицинского факультета Приднестровского госуниверситета», - рассказала заместитель начальника управления профессионального образования главного управления науки и инновационной деятельности министерства просвещения.

Призеры и победители олимпиады будут иметь преимущественное право при равенстве балов при поступлении на медицинский факультет ПГУ им.Т.Г. Шевченко в 2018 году.

Виктория Чорба.

Круглый стол, посвященный проблемам и перспективам вакцинации, приуроченный к 150-летию со дня рождения Л.А. Тарасевича, состоялся 21 февраля на медицинском факультете. Центральная тема мероприятия - вакцинация как один из важнейших факторов, влияющий на эпидемический процесс развития многих заболеваний.

Как известно, наш земляк, уроженец Тирасполя, российский и советский иммунолог, эпидемиолог, микробиолог, патолог, организатор здравоохранения и медицинской науки, доктор медицины, профессор, академик Всеукраинской академии наук, доктор медицины, профессор, академик Всеукраинской Академии наук, Лев Александрович Тарасевич был крупным организатором здравоохранения и медицинской науки.

Анализ значимости трудов Л.А.Тарасевича для науки стал основной целью мероприятия, организатором которого выступила кафедра общественного здоровья и организации здравоохранения с циклом инфекционных болезней медицинского факультета ПГУ им. Т.Г. Шевченко.

Со вступительным словом к участникам встречи обратился декан медицинского факультета кандидат медицинских наук доцент Р.В.Окушко. «Название круглого стола и сама программа предполагают своеобразный экскурс в прошлое и взгляд в будущее», - отметил Ростислав Владимирович.

Работа круглого стола проходила в два этапа. В первой части с докладами и сообщениями выступили преподаватели, студенты и аспиранты медицинского факультета ПГУ и Тираспольского медицинского колледжа им. Л.А. Тарасевича.

О вкладе нашего соотечественника Л.А. Тарасевича в науку рассказал исполняющий обязанности зав. кафедрой общественного здоровья и ОЗ с циклом ИБ кандидат психологических наук доцент И.А. Радион.

Л. А. Тарасевич внес поистине неоценимый вклад в медицину. Ему принадлежат исследования в различных областях иммунологии и медицинской микробиологии. Работы Л. А. Тарасевича способствовали формированию эпидемиологии как самостоятельной области медицинских знаний, непосредственно связанной с практикой противоэпидемических мероприятий. На заре развития вакцинологии в России Лев Александрович Тарасевич был активным пропагандистом иммунизации населения с целью предотвращения эпидемий инфекционных заболеваний. Статьи и выступления Л. А. Тарасевича, его взвешенный подход к массовой вакцинации сыграли решающую роль в применении этого метода профилактики инфекций в России. Именно Л. А. Тарасевич стал основателем системы государственного надзора за качеством вакцин и сывороток. Он является организатором массовой вакцинации населения в СССР, основателем Государственного контрольного института сывороток и вакцин.

С докладом на тему: «Гордость Приднестровья - Л.А. Тарасевич» выступила преподаватель кафедры общественного здоровья и ОЗ с циклом ИБ Н.А. Биголь. О современной эпидемиологической ситуации по туберкулезу в ПМР рассказала зав. кафедрой терапии с циклом фтизиатрии кандидат медицинских наук доцент Н. Г. Лосева.

Кандидат биологических наук доцент кафедры биологии и физиологии человека В.В.Власов и зав. кафедрой биологии и физиологии человека кандидат биологических наук доцент Л.И. Гарбуз представили доклад на тему «Холерный вибрион: современные тенденции».

Тему «Исторические аспекты: будущее без полиомиелита» раскрыла в своем докладе преподаватель кафедры инфекционных болезней ГОУ «Тираспольскийо медицинскийо колледж им. Л.А. Тарасевича» Е.С. Баринова.

Новые перспективы вакцинации обозначил в своем выступлении ассистент кафедры общественного здоровья и ОЗ с циклом ИБ аспирант А.А. Гарбузняк. На эпидемиологических особенностях бешенства в ПМР остановился студент 6 курса медицинского факультета А.В. Антонов. Студентки 4 курса В.И. Андрощук и Н.Л. Арутюнова рассказали об эффективности вакцинации на примере ветряной оспы.

Во второй части мероприятия была проведена дискуссия на тему «Научные труды Л.А. Тарасевича» и студенческая викторина. Также были применены современные педагог7ические методики оценки усвоения знаний студентами.

После подведения итогов круглого стола были вручены сертификаты за участие в его работе.

Даниела Болтян.

24 марта медицинский факультет Приднестровского государственного университета провел акцию, приуроченную к Всемирному дню борьбы с туберкулёзом.

Всемирный день борьбы с туберкулезом отмечается по решению Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) ежегодно 24 марта — в день, когда в 1882 году немецкий микробиолог Роберт Кох объявил о сделанном им открытии возбудителя туберкулеза. В 1905 году ученый получил Нобелевскую премию в области медицины. Этот День был учрежден в 1982 году по решению ВОЗ и Международного союза борьбы с туберкулезом и легочными заболеваниями и приурочен к 100-летию со дня открытия возбудителя туберкулеза — палочки Коха. В 1993 году Всемирной организацией здравоохранения туберкулез был объявлен национальным бедствием, а день 24 марта — Всемирным днем борьбы с туберкулезом. С 1998 года он получил официальную поддержку ООН. Туберкулез — инфекционное заболевание, передающееся воздушно-капельным путем. И без соответствующего лечения человек, больной активной формой туберкулеза, ежегодно может заразить в среднем 10 -15 человек. В настоящее время ежегодно туберкулез уносит жизни около 2-х миллионов человек во всём мире, большинство из которых — жители развивающихся стран. Символ Дня борьбы с туберкулезом — белая ромашка, как символ здорового дыхания. Хотя официально сегодняшняя дата была утверждена в 1982 году, но проведение противотуберкулезных мероприятий началось в мире ещё в конце 19 — начале 20 веков и основывалось на благотворительной деятельности. Считается, что как раз тогда и родилась идея Дня Белого цветка, когда в Женеве впервые на улицы вышли молодые люди и девушки со щитами, усыпанными цветами белой ромашки. Они собирали пожертвования для лечения больных туберкулёзом. Затем данные акции стали проходить и в других европейских странах, а продажа ромашек привлекала внимание населения и приносила противотуберкулёзным организациям доход. Так, в Дании и Норвегии право продажи цветка являлось монополией противотуберкулёзных обществ.

Туберкулез излечим, и работа в данном направлении ведется постоянно, но, по мнению ВОЗ, в настоящее время прилагается недостаточно усилий для обнаружения, лечения и излечивания каждого пациента. Из 9 миллионов человек, ежегодно заболевающих туберкулезом, 3 миллиона больных не проходят лечение. Поэтому целью проведения Всемирного дня борьбы с туберкулезом является, прежде всего, повышение осведомленности населения планеты о глобальной эпидемии этой болезни и усилиях по ее ликвидации, о методах профилактики и борьбы с ней.

24 марта студенты-первокурсники медицинского факультета вышли на улицы, неся в руках белые ромашки, преследуя цель повысить осведомлённость населения о пандемии этой болезни.

В рамках индивидуального общения студенты мотивировали граждан внимательно относиться к своему здоровью и здоровью окружающих, вовремя проходить флюорографическое обследование органов грудной клетки в соответствии с рекомендациями специалистов. Ребята рассказывали об основах здорового образа жизни как фактора резистентности ко всем инфекционным агентам, учили распознавать первые симптомы такого грозного недуга, как туберкулез. Прежде всего, к ним относятся: длительный кашель, потливость по ночам, субфебрильная температура тела, общая слабость, похудание, снижение аппетита.

Акция проходила в оживлённых районах Тирасполя: возле корпусов «А» и «Г» госуниверситета, на площади Суворова, около Центральной почты, возле ТЦ «Тернополь» в Октябрьском микрорайоне.

Будущие врачи вручали прохожим сделанный своими руками цветок ромашки с рекомендациями по профилактике туберкулеза. Всего в ходе акции было роздано более двух тысяч «ромашек-памяток».

Н.А. Лыкова,

зам. декана медицинского факультета по лечебно-профилактической работе

Накануне в культурно-просветительском центре ПГУ им. Т.Г. Шевченко 15.02.18 г. прошёл традиционный конкурс красоты «Мисс медицинского факультета - 2018». В этом году за право представлять свой факультет на общеуниверситетском конкурсе «Мисс ПГУ» боролись четыре студентки.

В первом конкурсе – видеовизитка – участницы должны были представить себя и подготовку к конкурсу.

На втором этапе конкурсантки подготовили сценки из произведений, где продемонстрировали лучшие качества выбранной героини, сообщает пресс-служба ПГУ.

Первая конкурсантка Ангелина Лотка представила образ Татьяны Лариной из произведения «Евгений Онегин» Александра Пушкина, Екатерина Кирик предстала в образе Маргариты из романа «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова, третья участница Надежда Шишкина выбрала Веру Николаевну из произведения «Гранатовый браслет» Александра Куприна, а Светлана Николаева воплотила образ Ларисы из «Бесприданницы» Александра Островского.

Следующим этапом стал творческий конкурс. Первой выступала Ангелина Лотка, которая продемонстрировала свои танцевальные способности. Жюри отметило Ангелину в номинации «Мисс Улыбка».

Участница под номером два Екатерина Кирик также представила танец.

Надежда Шишкина в своем выступлении сделала ставку на хореографию, соединив свои умения танцевать и рисовать. Жюри отметили девушку в номинации «Мисс Грация».

Светлана Николаева показала свое вокальное мастерство, исполнив песню под аккомпанемент гитары. За что и была отмечена титулом «Мисс Вдохновение».

В результате звание «Мисс медицинский факультет - 2018» получила Екатерина Кирик.

16 февраля 2018 года прошел общеуниверситетский конкурс- студенческий фольклорный фестиваль «Как студенты весну закликали» на базе культурно-просветительского центра ПГУ.

Программа фестиваля была представлена:

15:00 - Открытие Фестиваля - встреча Весны;

15:30 - Конкурс «Первый блин» (просмотр членами жюри выставочных столиков команд, дегустация блинов);

16:15 - Конкурс «Закликание Весны»;

17:20 - Развлекательно - игровой блок;

17:30 - Подведение итогов Фестиваля.

Творческое задание:

- Конкурс «Первый блин» - участники представляют жюри свои «фирменные» блины» (сделанные по своему рецепту, необычной формы и цвета) в соответствии с тематикой своей площадки в форме торговой презентации.

- Конкурс «Закликание Весны» - участники представляют конкурсный номер в форме песни (эстрадной, народной) или вокально-хореографической или хореографической композиций. Продолжительность выступления- 5 минут.

Команда МФ была представлена студентами, которые входят в студенческий актив.

МФ по итогам конкурса награждены Дипломами в номинации «Весенние голоса» и «За самый лечебный блин».

Молодцы! Мы Вас поздравляем!

Очаровательные сотрудницы и студентки медицинского факультета! Примите от мужского коллектива самые искренние поздравления с Международным женским днем! От всей души желаем вам счастья, любви, крепкого здоровья, материального и морального благополучия, и, конечно же, мужского внимания и заботы!